Джон Смит и Покахонтас

Покахонтас

Джон Смит родился в семье простого английского ремесленника где-то в конце семидесятых годов XVI века. Из школы он убежал в возрасте десяти лет. В пятнадцать лет у него уже были первые неприятности с девушками из лучших семей, которые открыто проявляли симпатию к не по годам развитому парню. В шестнадцать лет по настоянию многих отцов дворянских дочек он вынужден был уехать в Голландию, оттуда в качестве слуги молодого британского рыцаря отправился во Францию. В Париже он совершенствовался в искусстве сердцееда, поэтому неудивительно, что неприятности повторились, когда он через несколько лет вернулся в Англию.

Смиту пришлось срочно вновь покинуть Англию. На этот раз судьба забросила его в Венгрию. Венгерский король Рудольф II (его резиденцией чаще всего был Пражский Град) вел войну с мусульманской Турцией, и Джон Смит вступает в армию короля. И в боях молодой авантюрист сумел отличиться и даже заслужил награду за освобождение захваченного турками венгерского городка. Тогда же ему был присвоен чин капитана.

Дворянского звания Смит добился поистине гусарским способом. Турецкий гарнизон одного венгерского города, окруженного войсками Рудольфа, предложил решить судьбу города «рыцарским» турниром между представителями двух армий. Капитан Смит вызвался сражаться первым. Копье его было точнее, попало в прорезь забрала, и турецкий паша упал бездыханным. Тогда на площадку на арабском скакуне вылетел слуга паши, полный решимости отомстить за смерть господина. И эту схватку Смит выиграл. Солдаты армии Рудольфа склонили головы перед двумя поверженными и приветствовали победителя. Весть о двойной победе отважного капитана разнеслась по всем союзным войскам, ведущим войну с турками. Зигмунд Баторий посвятил отважного капитана в рыцари и утвердил его герб, на котором были изображены две отсеченные головы турок.

Джон Смит попадает в турецкий плен

Но удача изменчива, и капитан в одной из стычек попадает в турецкий плен, где его продают в услужение в один из роскошнейших царьградских дворцов. Однако он так понравился любимой жене тамошнего паши, что она упросила хозяина не заставлять работать Смита как простолюдина.

Джон Смит попадает в турецкий пленКак-то паша поехал в Крым, в Бахчисарай, и взял с собой Смита. Там, в отсутствие покровительницы, Смита использовали на самых тяжелых работах. Однажды во время обмолота он случайно остался во дворе вдвоем с турком. Неожиданно Смит размахнулся цепом и несколькими ударами убил ничего не подозревавшего пашу. Потом облачился в его платье и на его коне ушел из Бахчисарая. Несколько лет он находился на территории, контролируемой русскими, потом вернулся в Англию.

Вернулся он вовремя. Плимутское общество как раз искало таких храбрецов, не боящихся странствий, для завоевания Северной Америки. Смит стал одним из основателей первого поселения в британской Северной Америке — легендарного Джеймстауна.

Территория, на которой капитан Смит и его спутники заложили первый британский форт, ставший эпицентром расширения английских колоний в Америке, представляла собой часть земель так называемой конфедерации Повхатана. В конфедерацию уже в то время входило 24 племени индейцев. Во главе мощного союза стоял вождь Повхатан.

Основание Джеймстауна

Жители Джеймстауна из всей обширной области конфедерации знали только свой городок и его ближайшие окрестности, а из индейцев — только жителей ближайших стоянок, откуда им доставлялись продукты. Поэтому капитан Смит планирует совершить вылазку в глубь территории. Но была еще одна причина: Испания выгребала из своих американских колоний тонны серебра и золота. Поэтому плимутское общество настаивало, чтобы переселенцы из Джеймстауна также отправились искать золото во внутренних районах британской Америки.

Смит снаряжает небольшую лодку и в декабре 1607 года вместе с двенадцатью белыми и двумя индейскими проводниками отплывает вверх по реке Чикахоми. Через несколько дней позади остались равнины Вирджинии. Сузившееся русло реки завело в густые дебри. Здесь Смит оставил часть своих людей, а сам с двумя отважными гребцами из Джеймстауна и двумя индейцами отправился на утлой лодочке дальше.

Перед отплытием экипаж поклялся ни при каких обстоятельствах не покидать лодку на реке и не высаживаться в незнакомых местах. Но голод заставил их вскоре нарушить клятву. Они выбрались поохотиться на сушу. Реку окружал густой и на первый взгляд необитаемый лес, и Смит не подозревал, что их плавание протекает под пристальным вниманием дозорных из племени памунки.

Основание ДжеймстаунаПамунки входили в состав конфедерации. Их вождь Опечанкамуг даже был братом «короля» Повхатана и его первым заместителем в союзе, но они расходились во взглядах относительно того, как поступать с незваными гостями. Опечанкамуг не соглашался со своим братом, верховным вождем, который придерживался линии дружеского смирения. Опечанкамуг призывал совместными силами всех двадцати четырех племен заставить переселенцев убраться из Америки. Даже огнестрельное оружие бледнолицых не могло разубедить Опечанкамуга.

Но конфедерация могла начать боевые действия против белых переселенцев только по приказу и под руководством верховного вождя. Однако и на землях индейского союза действуют неписаные законы. Как только капитан Смит сошел на берег во владениях памунков, индейцы из засады напали на бледнолицых.

Смит в плену индейцев

Ловкий Смит отбивался долго. Он использовал прием, которому научился в Венгрии в боях с турками: под прикрытием индейского проводника, обороняясь богатырским мечом, шаг за шагом двигался к лодке. Но индейский проводник ухитрился подставить ему ногу, и английский рыцарь все-таки был схвачен.

Первый белый пленный стал сенсацией не только для племени памунков, но и для всех соседних племен. По приказу Опечанкамуга его водили по индейским поселениям и выставляли напоказ, как потом на потеху европейцам выставляли пленных индейцев. Так индейцы и белые «знакомились» друг с другом. Смит постарался приспособиться к своим тюремщикам, заслужил их уважение умением обращаться с компасом, пистолетом, панцирем. Индейские шаманы несколько дней изучали удивительное существо под названием бледнолицый, защищенное железным панцирем. Им он казался ошибкой природы. Но ошибкой доброй или злой? Они потчевали своего пленного самыми вкусными блюдами, которых, как писал Смит, хватило бы и на двадцать человек. Смита мучил страх, что его хотят быстрее откормить и потом съесть.

Вскоре индейцы доставили пленного в «столицу» конфедерации Веровока-моку, и там он наконец-то предстал перед верховным вождем. Повхатан восседал на возвышенном месте, одетый в кожаную накидку. Вокруг «трона» стояли члены совета конфедерации. У ног верховного вождя сидела индейская девушка в пышном наряде. Смит в период жизни в Джеймстауне и в плену видел немало индейских женщин, но еще не встречал такой красавицы. Это была тринадцатилетняя принцесса Покахонтас, дочь и любимица грозного вождя, который удостоил ее почетного места, обычно по традиции занимаемого старшим сыном.

Смит в плену индейцевПеред «троном» горел большой костер, а вокруг костра рядами выстроились воины. Повхатан встал и важно спросил рыцаря, зачем он пришел на землю краснокожих. Рыцарь обвинил во всем испанцев, которые якобы кружат у побережья и преследуют англичан. И ему, мол, пришлось спасаться и искать прибежище на земле индейцев. Было видно, что вождь не поверил ни одному слову и разгневался. Портить дружеские отношения с поселенцами, которые расположились в Джеймстауне, на самой окраине конфедерации, было запрещено. Но здесь присутствовали члены совета племен, и вождь не пощадил пленного, предоставив право совету решать его судьбу. Большинство во главе с решительным Опечанкамугом потребовали немедленной смерти пленного у ритуального костра.

Покахонтас — дочь вождя

Повхатан утвердил смертный приговор первооткрывателю индейской Северной Америки. Но жизнь этому баловню Счастливого Случая спасла, как бывало не раз, опять женщина. На него, на его панцирь, на его роскошные усы с нескрываемым обожанием смотрела красавица Покахонтас. Первая — настоящая, но безнадежная — любовь засверкала в юном сердце Покахонтас.

Когда прозвучал приговор, капитану, его привязали к вбитому в землю столбу, и два крепких индейца приготовили каменные топоры, чтобы по приказу вождя размозжить ему голову. Палачи уже подняли свое страшное оружие, но к столбу кинулась хрупкая Покахонтас. Она заслонила чужеземца и закричала: «Убейте лучше меня!»

Повхатан не смог причинить страдание своей любимой дочери. Он помиловал рыцаря и вскоре освободил из-под стражи. Но Покахонтас было запрещено встречаться с ним. Еще спустя некоторое время, явно чтобы не допустить такой встречи, Повхатан под охраной двенадцати индейцев отправил капитана в Джеймстаун.

Первое и самое старое поселение в британской Америке, куда Смит вернулся после вынужденного пребывания в «столице» Повхатана, представляло собой убогое зрелище. Поселенцы жили только за счет подачек с соседних индейских стоянок, законов в городке не существовало, работы не было. И Смит, выразивший недовольство таким жизнеустройством, был вынужден убраться из Джеймстауна и вновь пуститься в плавание по рекам индейской Америки. По Потомаку он добрался до того места, где расположен сейчас Вашингтон.

Позже Смит вновь обосновался в Джеймстауне. Но ненадолго. При взрыве местного порохового склада он был тяжело ранен и отправился в Англию на лечение.

Проблемы первых поселенцев в Джеймстауне

Джеймстаун тем временем доживал последние дни. К тому же вспыхнула чума, и когда волна эпидемии схлынула, переселенцы обнаружили, что Джеймстаун стал городом мертвецов. Из пятисот поселенцев в живых осталось 59. Индейцы перестали наведываться в поселение, где правила «черная смерть». Поэтому прекратили поступать продукты. Жители Джеймстауна отвыкли от сельскохозяйственных работ, и в поселении начался голод. В конце концов последние жители гибнущего Джеймстауна, которых даже крайние обстоятельства не заставили взяться за соху и сеялку, стали каннибалами.

Сведения о трагическом конце первого поселения в индейской Америке дошли до плимутского торгового общества. Оно направило шхуну с новым руководством Джеймстауна и несколькими десятками новых колонистов, с продуктами и оружием. Корабль, однако, попал в шторм в районе Бермуд, и новые колонисты, которые должны были спасти Джеймстаун от голода, сами умирали голодной смертью на одном из необитаемых островов.

Проблемы первых поселенцев в ДжеймстаунеУ индейцев появилась возможность одним ударом покончить с единственным европейским населенным пунктом. Большинство вождей двадцати четырех союзнических индейских племен рвались в бой. Но Покахонтас, все еще помнящая об английском рыцаре, умоляла отца о мире. Повхатан и на этот раз пошел на поводу у своей дочери и не провозгласил: «Война». Он сказал: «Мир и великодушие».

Странно вели себя и переселенцы в Джеймстауне. В недружественном окружении многотысячных индейских племен, голодные и ослабшие, они думали лишь о том, как заставить индейцев их кормить. Матрос Аргалл, отчаянный авантюрист, добрался на корабле до столицы индейской конфедерации и обманом заманил на корабль индейскую принцессу Покахонтас, которая, похоже, распространяла свою любовь к английскому рыцарю на всех англичан. Аргалл связал принцессу и привез в Джеймстаун, а Повхатану сообщил, что вернет его любимую дочь только в обмен на огромное количество кукурузы. Повхатан это дерзкое предложение отверг, но опять не отдал приказа своим людям идти на поселение.

Покахонтас становится леди

Пленение красавицы Покахонтас, что удивительно, привело даже к миру между индейцами и белыми. И вот что произошло. Покахонтас, вздыхающая в тюрьме Джеймстауна по своему британскому рыцарю, влюбилась в другого кавалера. Следует признать, что кавалер был одним из самых достойных поселенцев Джеймстауна.

Смит был далеко за морем, и незамужняя индейская принцесса в конце концов приняла предложение досточтимого сэра Джона Рольфа. После отречения от своей прежней веры, приняв имя Ребекка, она стала супругой молодого англичанина.

Повхатан не противился замужеству своей дочери, напротив, он направил на свадьбу во главе многочисленной «делегации» от конфедерации одного из братьев. По случаю свадьбы индейский вождь подарил новому мэру поселения свою накидку и мокасины. Они до сих пор являются экспонатами оксфордского музея.

Но вернемся к нашему отважному рыцарю Смиту. Он тем временем плавал в иных морях и высаживался на другие берега. Иногда как рыбак, иногда как пират. Но в Вирджинию больше не возвращался никогда. И все же пути их с красавицей Покахонтас еще раз пересеклись…

Покахонтас-Ребекка Рольф в 1616 году посетила со своим мужем Англию. Лондон принял ее — дочь могущественного американского правителя — с необыкновенным восторгом.

От тех времен остался портрет индейской принцессы, который сейчас хранится в Национальной галерее в Вашингтоне. Индейская принцесса была даже принята во дворе. И именно здесь встретились Смит и Ребекка. Но многое разделяло теперь их! Индейская принцесса стала настоящей леди, имела именитого мужа, сына, а Смит, основатель английской колониальной империи в Северной Америке, так и остался белой вороной среди придворной лондонской элиты.

Смерть Покахонтас

Судьба оказалась безжалостной к индейской красавице. Покахонтас заболела в Лондоне туберкулезом и вскоре умерла в возрасте двадцати одного года. Она была похоронена на грейвендском кладбище на английской земле. Смит тоже больше не увидел Америку, он умер в довольно молодом возрасте через несколько лет.

Король Яков опасался, что сын индейской принцессы Томас Рольф станет наследным властителем Вирджинии — «американским королем», независимым от английского монарха. Стремясь предотвратить такое нежелательное развитие событий, которое, по его мнению, прямо угрожало интересам Англии, король принял решение в срочном порядке отправить в разросшийся к тому времени Джеймстаун несколько десятков невест из так называемых лучших семей, чтобы переселенцы не искали себе жен среди индианок.

Когда же королевский корабль выгрузил в Джеймстауне свой драгоценный груз — 90 специально отобранных девушек, их немедленно препроводили в церковь, чтобы во время торжественного богослужения каждый Переселенец мог незаметно выбрать себе невесту по вкусу. Церковь была переполнена как никогда, хотя переселенцы не отличались религиозностью. На следующий день в церкви венчались первые пары. Для компенсации дорожных расходов была установлена твердая такса: 120 фунтов вирджинского табака за невесту. Табак являлся главной валютой первой колонии. А происходило все это в 1621 году.

Томас РольфВ том же году скончался главный защитник поселения Смита, вождь двадцати четырех племен Повхатан. Опустевший трон занял его брат Опечанкамуг, самый ярый противник проникновения белых в Вирджинию.

Через несколько дней после прихода к власти Опечанкамуг созвал к обрядовому огню вождей всех союзнических племен. Решение было единодушным — война! Война, пока не поздно Правда, соотношение сил к этому времени резко изменилось не в пользу индейцев. Десять лет назад во времена «черной смерти» в единственном поселении белых, в Джеймстауне, влачила жалкое существование сотня деморализованных европейцев. Но за десять лет вблизи Джеймстауна возникло несколько десятков английских поселений с более боеспособными и трудолюбивыми людьми. Но Опечанкамуг был непоколебим.

И 1 апреля 1622 года индейские племена Вирджинии вступили на тропу войны. Из 81 небольшого поселения при плантациях, заложенных белыми, индейцы разгромили 73. Только в первых схватках погибло 350 поселенцев. Повхатан и Покахонтас отошли в мир иной, романс о любви индейской принцессы к английскому рыцарю уже отзвучал, а в Северной Америке 1 апреля 1622 года взвились языки пламени первой настоящей войны индейцев…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *