Электромеханическая к бою готова

вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Боевая тревога!

Не успел смолкнуть сигнал, а все уже на местах. Орудийные номера исполняют обязанности четко. Безукоризненно работают механизмы. Снаряд поднят из погреба, дослан в канал ствола… Все совершается будто само собой.

— Орудие к бою готово!

Мне порой казалось, что артиллеристы, так уверенно выполняющие свои обязанности при орудии, даже не подозревают о существовании электромеханической службы, от которой чуть ли не главным образом зависит жизнеспособность форта. Но это не огорчало, наоборот, радовало. Не замечают — значит, трудимся хорошо.

Мне, штатскому человеку, хотя и прослужившему почти два года в воинском подразделении и наравне с матросами и командирами пережившему все трудности военного времени, невозможно описать будни электромеханической работы с ее многочисленными службами. Но об одной из ведущих служб — силовой электростанции, с которой был связан более всего, расскажу.

С первых дней Великой Отечественной войны группу специалистов завода «Русский дизель» направили на боевые объекты флота. Задачу сформулировали так: обеспечить ремонт и эксплуатацию дизельных силовых и энергетических установок фортов.

Время было трудное. Но форты Красная Горка, Серая Лошадь и другие артиллерийские точки продолжали активно действовать, надежно прикрывая подступы к Ленинграду с моря.

Приморский плацдарм оказался отключенным от ленинградского энергетического кольца. Все башенные артиллерийские установки и другая техника фортов перешли на питание энергией от своих электростанций. Эти станции были в свое время оборудованы дизель-генераторами самых различных типов, но двигатели завода «Русский дизель» и Коломенского завода оставались основными.

От завода «Русский дизель» на Ораниенбаумский плацдарм попали шеф-монтеры дизелисты И. А. Макеничев и автор этих строк. Обстановка требовала, чтобы все двигатели силовых станций фортов находились постоянно в строю. Мощная орудийная техника нуждалась в электроэнергии в любое время суток. Стрельбы производились часто. Проходила эвакуация гарнизона Ханко. Огневой заслон фортов в радиусе действия их дальнобойной артиллерии надежно прикрывал корабли.

Перед самой войной часть дизелей на электростанциях фортов заменили новыми. Однако много агрегатов было старых, изношенных. Поддерживать их в строю стоило немалых трудов. Конечно, ни о каких планово-предупредительных ремонтах (по понятиям мирного времени) не могло быть и речи. Запасных частей не хватало. Связь с Большой землей стала чрезвычайно затрудненной. Путь в Ленинград пролегал через Ораниенбаум, Кронштадт, Лисий Нос. На траверзе Нового Петергофа и Стрельны фашисты не пропускали без обстрела даже мелкие катера.

И все же контакт с заводом поддерживался, что позволяло в какой-то мере пополнять силовые станции топливной аппаратурой и некоторыми необходимыми деталями. Но это продолжалось недолго, так как завод вскоре эвакуировали из Ленинграда в тыл.

Между тем обстановка спрашивала жестко. Для нормального действия башенных установок при стрельбах должен быть обеспечен определенный запас мощности, а его можно создать только тогда, когда работают все дизели. В интересах маскировки дизели должны давать как можно меньше дыма. И наконец, они должны потреблять минимум жидкого топлива и смазочных материалов. А это возможно лишь при условии поддержания моторов в исправном состоянии.

Командир электромеханической роты форта Красная Горка инженер-капитан Л. М. Левицкий, понимая, что с задачей смогут справиться только знающие дело специалисты, начал с технической учебы. К ней он при-влек весь личный состав подразделения. Изучались устройство механизмов, эксплуатация и ремонт электромеханической техники применительно к условиям войны и блокады.

Это была учеба военного времени, когда каждый — и учащийся и преподаватель — нес личную ответственность за исправность вверенных ему механизмов и понимал, что ни под каким предлогом нельзя допустить выхода техники из строя.

вов

Учебная дисциплина была строгой. За незнание материала или недостаточно ясное изложение изучаемого Л. М. Левицкий взыскивал очень строго. Особенно доставалось преподавателям из числа командиров роты. Нечеткие, расплывчатые формулировки расценивались как незнание материала. Разговор в таких случаях оказывался коротким, и никто не желал его повторения.

Электродело преподавал инженер-капитан С. А. Лаврентьев, двигатели внутреннего сгорания — заместитель командира роты инженер-старший лейтенант И. П. Смирнов, прожекторное дело — инженер-старший лейтенант В. П. Ефремов. Это были прекрасные специалисты, энергичные командиры. Начальник электромеханической службы Ижорского укрепленного района инженер-подполковник Баширов стал нашим строгим экзаменатором.

Теоретические занятия чередовались с практически-ми. Каждый воин на своем боевом посту убеждался, что в его руках находится надежная техника, что выход из строя механизма не происходит внезапно — отказам предшествуют неисправности, которые можно и должно вовремя заметить и устранить.

В роте быстро росло число специалистов своего де-ла. Ими стали старшины мотористов Л. А. Гавричков и В. О. Рыжов, мотористы С. В. Мутенцов, М. А. Савушкин, М. П. Соколов, А. П. Кочетков, старшина электриков Н. Т. Петров, старшина прожектористов Д. М. Купцов, трюмный-компрессорщик В. И. Орешкин, токарь В. А. Русов.

Неверно думать, что в электромеханической роте только и знали учебу да ремонт техники. Нет, шла жестокая война, нельзя было разделить: это делаю я, а это — ты. Из роты уходили в десантные и разведывательные отряды, и многие не вернулись. В боях за Родину погибли мотористы В. С. Седельников, А. В. Майоров, электрик К. И. Рупиев, старшина А. В. Вороновский. На их место приходили новички, подчас совершенно «зеленые», и следовало начинать с азов: обучать наукам и политическим, и военным, и техническим.

По мере продолжения боев запасы топлива уменьшались. На плацдарме ценилась на вес золота каждая тонна дизельного топлива. Все понимали, что решающие дни впереди, надо еще больше экономить. Однако моторы остановить нельзя, — на батареях и в бетонных казематах без электроэнергии делать нечего, да и деятельность гарнизонных служб зависела от электро-энергии. Потому искали любую возможность для под-держания экономичных режимов работы двигателей.

Порой выручала матросская смекалка. Зимой 1942 года разведчики обнаружили в оставленной деревушке брошенный локомобиль. Ночью его перетащили в безопасное место, а затем доставили на форт Красная Горка. В электромеханической роте локомобиль отремонтировали, установили в специальное помещение и пустили в работу на генератор. Мощность «нового» агрегата была, правда, невелика — 25 киловатт, но по тем временам все же подспорье. Ведь локомобиль расходовал не жидкое топливо, а дрова. Ежедневно с рассветом половина роты во главе с инженер-капитаном Лаврентьевым отправлялась на лесозаготовки. Старая техника на дрова была «зело прожорлива».

Дизель-генераторы приходилось все же останавливать на осмотр и для устранения замеченных дефектов. Делали это только в ночное время и поочередно. В осмотре механизмов кроме вахтенных мотористов и электриков обязательно участвовали дежурный инженер, старшина мотористов и командир машины. Неисправности устранялись сразу — к утру, как правило, агрегат вводился в строй. Продуманная организация труда, высокая квалификация личного состава, сознание ответственности — вот объяснение тому, что за одну ночь ус-певали выполнить такие подчас трудоемкие работы, как замена деталей поршневой группы. После окончания ремонта двигатель обязательно проверялся в действии, только после этого ему давали рабочую нагрузку.

Обслуживающий персонал очень внимательно наблюдал за работающими механизмами. Дефекты следовало выявлять на ходу — лишняя остановка агрегата, тем более его разборка, не допускалась. Конечно, с сегодняшних позиций это выглядит элементарно. Но по тем временам, когда из контрольно-измерительных приборов на двигателях было всего-то два манометра, а о простой термопаре для измерения температуры выхлопных газов никто и мечтать не смел; когда весь ремонтный «парк» электромеханической службы состоял из одного старенького токарного станка, на котором Владимир Александрович Русов ухитрялся изготавливать дизельные детали — от поршневых колец до топливной аппаратуры; когда из ослабевших рук недавнего здоровяка Николая Алексеевича Кузина выпадала кувалда, — ничего так просто не давалось. Все требовало громадного напряжения, упорного труда.

И несмотря на это, всю войну, в условиях блокады, практически при полном отсутствии запасных частей, дизели на Красной Горке работали беспрерывно. Артиллерия форта получала необходимую энергию.

…Раздавался сигнал боевой тревоги — и службы форта одна за другой докладывали на командный пункт о своей готовности. Неизменно звучал и рапорт:

— Электромеханическая к бою готова!

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *