Есть слово «надо»

эвакогоспиталь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Окончив школу медицинских сестер в 1939 г., я начала работать в больнице имени Куйбышева. Хорошо помню день начала войны — не было ни страха, ни паники.

Сразу же стали готовить больницу для приема раненых. Через несколько дней девчонок-сестер вызвали в военкомат. Моих подружек отправили на фронт, меня — на окопы на станции Стрельна. 11 октября 1941 г. призвали в армию и в звании младшего- сержанта отправили в госпиталь N 70 (позднее он стал номером 1448), размещавшийся в здании бывшего Пажеского корпуса.

Наш ЭГ являлся постоянным объектом для обстрелов и бомбежек. Кругом все свистело и горело. Поступало очень много тяжелораненых. Я работала в палате на 100 человек. Один термометр, освещение — коптилка. Дежурство сутками. По каждому сигналу тревоги раненых (в нижние конечности) выносили на носилках в бомбоубежище. Персонал прибегал весь, не считаясь, твое дежурство или нет. Жили очень дружно, помогали друг другу во всем.

Кроме медицинской работы, приходилось делать и многое другое: грели утюги на буржуйках, гладили белье — от вшей только треск шел, вымачивали использованные бинты, дезинфицировали, гладили и вновь пускали в дело.

По полгода работали на лесозаготовках на ст. Пери — грузили бревна в пульмановские вагоны. 16 истощенных девушек хватались за одно бревно, чтобы поднять его в вагон.

Жили в бараках, спали на нарах. Шли на погрузку вагонов в любое время суток — и днем, и ночью, в пургу и в мороз. А мороз достигал 40С. Летом работали на огородах пос. Ковалево. С отеками на руках и ногах таскали из речки воду для поливки. И как нам удалось выжить — трудно сказать.

Молодость, 125 граммом сухарей, раз в день похлебка из «шрапнели» (ячневой крупы), настойка из хвои. О голоде некогда было думать: умудрялись этот скудный паек делить на три порции. У всех моих сверстниц и людей старшего поколения присутствовало огромное чувство долга, ответственности, совести, чести и патриотизма. Знали только одно слово: «Надо!»

В начале 1943 г. в наше отделение попал снаряд, выбило стекла.

эвакогоспиталь

Раненых укрывали матрацами. Одной из медицинских сестер оторвало ногу. Как мы, тогдашние 17-18 летние, измотанные бессонницей от бесконечных обстрелов и дежурств, голодные выдержали этот кошмар? Ведь мы, кроме работы в отделении, в мороз под сорок дежурили у бензоколонок, у ворот в госпиталь, а в свободные минуты затишья заводили патефон, танцевали, пели; работала комсомольская организация, проводили полит летучки, участвовали в самодеятельности.

Бывало, что греха таить, убегали в самоволку на концерты. И какая радость — прорыв, а затем полное снятие блокады! Всеобщее ликование на Дворцовой площади! Все обнимались и целовались под аккомпанемент необыкновенного салюта!

В феврале 1944 г. меня и еще нескольких медсестер отправили в ЭГ N 1851, действовавший в составе медицинской службы 3-го Белорусского фронта. После окончания войны с Германией — на 2- ой Дальневосточный фронт.

Демобилизовалась в октябре 1945 г. по состоянию здоровья с 3-й группой инвалидности. Жизнь начиналась с нуля. Получила комнату 8 кв. м. — пустые стены, окно без стекол. Спать не на чем, укрыться — тоже. И снова голод…

Устроилась на работу в Военно-медицинскую академию. Через два года пошла учиться. Без отрыва от производства окончила среднюю школу, а в 1959 г. — 1-й Медицинский институт им. акад. И.П. Павлова.

Многие из нас семьи так и не создали: наши мальчики 1922-23 гг. рождения почти все погибли. Поддерживало сознание то, что мы, медики, во все времена были и будем на передовой в борьбе за торжество жизни, всегда в тревоге за других и с надеждой на лучшее! (Татьяна Александровна Костина)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *