Эту ночь не забыть

окопы
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Можно было бы ведь многим еще помочь, если опубликовать архивы фронтовой кино и фотохроники. Еще и сейчас не поздно: узнали бы себя и близких, знакомых немало людей, увеличилась бы от этого в народе память и гордость за их дела.

«Мы и любили его нежно…»

Заканчивался июнь—исполнялся ровно год со дня начала войны. 22 июня фронтовая газета 21-й стрелковой дивизии НКВД «За Родину!» вышла с плакатом: «Слава героям Отечественной войны!» Пять рисованных портретов увенчаны ветвями лавра, пятиконечными звездами: Герой Советского Союза Николай Руденко, мастер штыковой атаки лейтенант Шихов, девушка-снайпер София Мицкевич, отважный разведчик Ростислав Хотинский, бесстрашный истребитель Зэгед Рахматулин.

воины

Лучших, мужественных назвали в этот день, на чьих подвигах воспитывались новые бойцы дивизии, кого помнили и чтили в героическом подразделении.

…Старший политрук Николай Матвеевич Руденко, кадровый военный, орденоносец, участвовал в советско- финской войне. День начала Великой Отечественной встретил в Карелии. 3 августа 1941 года он вместе с ротой бойцов оборонял высоту близ станции Хиитола. Бойцы держались стойко, но силы таяли. Вражеские снайперы и автоматчики стреляли с деревьев, из засад. Старший политрук взял снайперскую винтовку: он знал повадки «кукушек» и понимал, что они не отстанут, пока их не снимешь.

А был он в полку лучшим стрелком, и вскоре замолк десяток огневых точек врага. Однако фашисты лезли на занятую ротой высоту. Погиб командир, погиб заменивший его лейтенант, старшим по званию остался Руденко. Он поднимал бойцов в атаку несколько раз. Десятки гитлеровцев упали на склонах высоты. Но погибали и наши бойцы. Руденко был ранен, он лег за пулемет, но вскоре понял, что ленты на исходе. Шел бой. Руденко по кустам спустился вниз, убил фашистского пулеметчика и, развернув его пулемет, открыл огонь по врагам. Он был ранен вторично. Тогда к нему подобрался боец-инструктор Анатолий Кокорин, перевязал политрука, и тот снова лег за пулемет. Вскоре Руденко услышал крики фашистов, увидел—Кокорина окружили! Бросился ему на помощь, но был отброшен взрывной волной: Кокорин последней гранатой взорвал себя и врагов. Бойцы вынесли политрука с поля боя. В госпитале он узнал о том, что ему и Кокорину (посмертно) присвоено звание Героя Советского Союза.

После госпиталя Руденко сражался под Москвой, но его судьба — в истории дивизии. Руденко прошел всю войну, был награжден вторым орденом Красного Знамени, в мирное время служил в Вооруженных Силах.

Жив и сегодня Загед Рахматулин. Он был в той, знаменитой теперь, группе снайперов Ленинградского фронта, которой 22 февраля 1942 года в Смольном были вручены именные снайперские винтовки с оптическим прицелом—подарок ленинградских рабочих — и правительственные награды. Ордена Красного Знамени тогда получили И. Добрик, Е. Николаев, 3. Рахматулин, И. Карпов из 21-й стрелковой дивизии НКВД.

Широкая слава была у снайпера Софии Мицкевич, у мастера штыковой атаки Шихова, сержанта-разведчика Хотинского.

Михаил Вашкевич в эти дни вспоминал своего друга: «Думаю о нем часто, многие факты неожиданно всплывают в памяти, и, пока они не выветрились, я хочу записать. Вот два эпизода, рассказанные мной о Славе Хотинском в письме к его близкой знакомой Асе: …Вы правы — Слава умел вдохновлять людей!

Был всегда бодрым, веселым товарищем, смелым и решительным командиром. Среди бойцов он пользовался огромным авторитетом и любовью. Слава был человеком глубокой мысли, большого ума, эрудиции, был в известной степени поэтом, мечтателем, философом в душе, что я в нем особенно любил.

Помню, сидели мы со Славой в укрытии, земля дрожала от артогня, спать было холодно, да и тесно — не лечь. Когда немного утих огонь, Слава сказал нам: «Пойдемте копать окопы!» И мы пошли на участок нашей обороны.

Была лунная ночь. Звезды и облака по горизонту. Взявшись за лопаты, мы быстро согрелись, а когда устали, Слава, вытирая лоб, поглядел на небо и сказал мне: «Смотри, как красиво! Сколько образов в этих облаках. Вот плывет дракон, здесь — похоже на льва, а там какая-то огромная птица… Нет-нет, ты сюда посмотри. Видишь, как будто море и плывут каравеллы Христофора Колумба

Разве можно когда-нибудь забыть эту ночь?! С какой радостью смотрел я тогда в его лицо. И меня увлекал полет его мысли, его обаяние. Если бы я был женщиной, то только такой человек, как Слава, был бы моим идеалом. Мы и любили его нежно, как обычно любят женщины, потому что у Славы было доброе, мягкое сердце и со всеми нами он был всегда ласков, заботлив, предупредителен и чуток.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *