Эвакогоспиталь на Литовской улице блокадного Ленинграда

В госпитале
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Незабываемым навсегда останется в памяти светлый, солнечный воскресный день 22 июня 1941 г. В этот день я находилась у приятельницы в г.Пушкин. Сидели за столом, вели обычный разговор о жизни, работе, планах на будущее.

На этом мирном фоне вдруг резко, взволнованно прозвучало по радио сообщение о войне. Это казалось неожиданным, хотя слухи о возможности войны ходили и ранее.

На третий день после объявления войны я была мобилизована и направлена в распоряжение госпиталя, организованного на базе областной больницы, а затем в эвакогоспиталь N 275, расположенный в школе на Литовской улице. Там я в звании капитана Медицинской службы и должности начальника терапевтического и хирургического отделений прослужила до прорыва блокады в январе 1943 г.

Особенно тяжелыми были зимние месяцы 41- 42 гг. Морозы достигали 30-35 С. Температура в палатах и других помещениях госпиталя колебалась от 8 до 10 тепла. Отапливались самодельными печурками-времянками. Окна с выбитыми стеклами были заделаны фанерой и картоном. Стены в палатах и коридоре были покрыты инеем. Из-за отсутствия электроосвещения пользовались разного рода коптилками. Нарушены были также системы водоснабжения и канализации. Воду привозили в ведрах издалека силами госпитального персонала.

Тяжелые, неблагоприятные условия быта резко усугублялись и нудным по количеству и качеству питанием. Трудно было поддерживать должный санитарно-гигиенический уровень. В связи с низкой температурой в помещении раненые и больные часто лежали в верхней одежде, накрытые не только одеялами, но и матрацами. Особенно страдали от холода больные алиментарной дистрофией. Медицинский персонал также одевал халаты поверх теплой одежды и меховых жилетов.

Несмотря на трудности с водоснабжением, отоплением больным и раненым проводилась санобработка со сменой раз в 10-14 дней нательного и постельного белья, а то и чаще, особенно тяжелобольным и раненым после операции.

В связи с нерегулярным обслуживанием прачечных белье стирали собственными силами, нередко по ночам, ибо днем были заняты своей основной работой. Для функционирования туалетов и поддержания в них чистоты была выделена единственная на весь госпиталь санитарка. Она выполняла поистине титанический труд. Сама собирала снег, топила его, привозила издалека на руках воду, грела ее.

Отсутствие в этот период санитарок значительно усложнило уход за ранеными и больными, а также поддержание чистоты в палатах, операционной и других помещениях госпиталя. Вся работа выполнялась средним медперсоналом и врачами.

В госпитале

Раненые и больные поступали в госпиталь круглосуточно. Соответственно этому работали врачи и медсестры. Особенно тяжело приходилось хирургам и операционным медсестрам. Нередко ассистентами на операциях являлись врачи других специальностей.

Среди раненых, поступавших в госпиталь с различной локализацией повреждений, были и раненые в грудь. Этот контингент был наиболее близок мне как врачу-фтизиатру. Они поступали тяжелыми, с опасными для жизни симптомами, вызванными скрытым или закрытым пневмотораксом. Именно по отношению к ним я чувствовала себя наиболее полезной в оказании первой помощи и последующего лечения.

С осени 1941 г. и особенно весной следующего года стали поступать в госпиталь раненые и больные алиментарной дистрофией. Она проявлялась у одних в виде отечной формы, у других — сухой. В первой доминировали отеки лица, туловища, конечностей.

Кожа этих больных имела бледно-восковидный цвет. У больных сухой формой — истощение, сухость кожи и серо-землистый ее цвет. Независимо от формы алиментарной дистрофии у многих больных были поносы.

Как правило, эти больные отличались вялостью, апатией, инертностью, безразличием к окружающему. Они умирали тихо, незаметно и внезапно. У многих поступивших в госпиталь раненых и больных имелись симптомы авитаминоза. Чаще выраженнее выступали признаки авитаминоза в виде цинги, реже авитаминоза В1 с проявлениями полиневритов, еще реже РР с симптомами пеллагры.

Признаки алиментарной дистрофии и авитаминоза имелась у некоторых работников госпиталя, в том числе у врачей и сестер.

Лечебный процесс был затруднен из-за дефицита лекарственных средств. В борьбе с авитаминозом широко использовался настой хвои. Во всех палатах на столах стояли банки с хвойным настоем.

Так мы жили и работали. Не верится, как мы могли все это вынести. Несмотря на все трудности, физическую и моральную усталость, работали без паники, верили в победу, находили время для шуток.

После прорыва блокады наш госпиталь в числе других был направлен в распоряжение 3-го Украинского фронта (Клавдия Александровна Харчева)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *