Форсирование Венты — наивысшая точка испытания

Танки форсирует реку ВОВ

Праздник Великого Октября мы отмечали в оперативном отделе. Многих не было на месте. Подняли тост за грядущую победу, молча выпили за светлую память героев 4-й Ударной, оставшихся на земле Калининской и Смоленской областей, в Белоруссии и Прибалтике. Потом под гармонь пели любимые песни и вспоминали о семьях.

Мы еще не знали, что через неделю войска 4-й Ударной получат приказ о новом, крайне тяжелом наступлении в направлении на Пампали. Трудно передать словами то, что порой было сверх всяких человеческих сил.

20 ноября войскам предстояло форсировать реку Венту ночью. Тьма была кромешная, беспрерывно лил дождь. Во многих заранее обозначенных местах, соблюдая маскировку, спускались на воду наспех приготовленные подручные средства.

Вдоль реки дул порывистый ветер, ломал и гнал тонкий лед. Только к утру первые подразделения начали закрепляться на правом берегу. Далее спешно и в наикратчайшие сроки наводились переправы.

Наступление началось 21 ноября, но его результаты были ограниченными. Правда, удалось оседлать рокадную дорогу Ауцэ — Эзере, Либава и перерезать в двух местах большак Эзере —Пампали.

Данные разведки не оставляли сомнения, что противник в этот район перебрасывает войска и необходимо вовремя перейти к жесткой обороне.

В наступательных боях прошла еще одна неделя. Совершенные подвиги принесли новые имена героев Советского Союза. Старший сержант, командир отделения и 378-й дивизии Б. П. Лоскутов повторил подвиг Александра Матросова. Закрыв своим телом пулемет, он спас жизни многих своих товарищей.

Командир роты В. П. Прохоров, уже дважды раненный, контуженный, не оставил поля боя. Звание Героя Советского Союза Прохорову присвоили посмертно.

Форсирование Венты — это, пожалуй, наивысшая точка испытания наших воинов на «прочность», кульминация напряжения и нагрузок.Солдаты идут в атаку ВОВ

Только высокое сознание долга, святая ненависть к врагу удерживали людей на ногах и превращали простых тружеников в сказочных богатырей, о которых еще так мало известно.

О невероятно трудных условиях боев дает представление последнее письмо командира пулеметной роты старшего лейтенанта Ризы Тагирова от 20 ноября 1944 г.: «Я недавно принял соответствующую должность и продолжаю молоть немцев, отрезанных на берегу Балтики.

Сейчас сижу на кочке и пишу это письмо. Через неделю, если уцелею, дам знать о себе. Тогда я расскажу обо всем, что происходило, когда я писал это письмо. А теперь могу лишь сказать, что обут, одет и сыт, только ноздри забиваются пороховой гарью. Дел так много, погода скверная, снег, дождь, холод. Когда прочитаешь письмо — прошу обнять за меня и поцеловать детей.

Да, не удалось герою боев в Курляндии рассказать любимой жене Амине о том, что происходило, когда писалось письмо, оказавшееся последним. Не удалось ему «обнять и поцеловать детей».

Риза Тагиров пал смертью героя, и теперь не только сыновья, но и внуки его с гордостью и болью обращаются к незабвенным строкам этого письма, ценнейшей семейной реликвии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *