Генеральное наступление

На Берлин
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

10 апреля генерал Николай Трофимович Селях собрал всю группу своих офицеров в Кюстрине. Сначала выслушал каждого из нас о проделанной работе. Затем подвел итоги и сообщил, что через 5—6 дней должно начаться генеральное наступление.

Что же представлял из себя Кюстринский плацдарм, с которого планировалось начало наступления?

Длина его около 45 километров, а средняя глубина — 7. Почти вся площадь низменная. Дальше начинались Зееловские высоты, занятые противником.

На плацдарме размещались 47-я, 3-я ударная, 5-я ударная и 8-я гвардейская армии. Здесь находились 24 зенитных артиллерийских полка. При необходимости часть зенитных средств фронтового подчинения могла быть поставлена на прикрытие передовых частей на поле боя.

В среднем на каждый квадратный километр плацдарма приходилось 1282 человека, 28 полевых орудий и минометов, 7 танков и САУ, 4 «катюши», 85 автомашин и тракторов.

Ночью 16 апреля 1945-го почти вся наша артиллерия и минометы обрушили мощный шквал огня на передовые линии окопов врага и его укрепления, который продолжался около 30 минут.

Мы с Б. И. Наварным, начальником главного поста 5-й ударной армии, и двумя офицерами находились на небольшой наблюдательной вышке. От непрерывного грохота орудий разговаривать было почти невозможно: Но вот время артподготовки истекло. Наступило затишье. И вдруг в центре и на флангах ударной группировки из темноты возникли, как огромные молнии, три ярких вертикальных луча прожекторов. Это был сигнал, по которому включились и остальные 140 прожекторов того самого загадочного 26-го прожбата, направив на противника 114 миллионов своих свечей. Враг, конечно же, не ожидал такого мощного «фейерверка». Тысячи наших танков ринулись в атаку, а за ними пошли прославленные пехотинцы.

Все, кто наблюдал за происходящим на поле боя, заметили, что лучи прожекторов как бы уперлись в какую-то темную стену. Эта «стена» возникла от дыма и пыли, образовавшихся в результате разрывов многотысячной массы снарядов и мин и от густого утреннего тумана, стоявшего над землей…

Уже позднее мы узнали, что действие прожекторов проверялось заранее. Лично сам Георгий Константинович Жуков с группой генералов встали ночью на удалении до 400 метров от двух прожекторов, которые неожиданно включили, и все, смотревшие в их сторону, были ослеплены.

После упорнейших боев наши войска взяли Зееловские высоты со всей системой управления, началась передислокация штабов и всех зенитных и радиолокационных средств. Штаб 8-й гвардейской армии перебазировался в район Зеелова.

Многим офицерам из группы генерала Н. Т. Селяха, в том числе и мне, по долгу службы пришлось побывать на Зееловских высотах. Мы своими глазами увидели, какую удивительно сильную, почти сплошь бетонированную систему укреплений смогли преодолеть наши войска. А в полосе левофланговой 69-й армии было много таких крутых скал, что их могли преодолеть только альпинисты. Недаром же фашисты часто называли Зееловский укрепленный район то «замком Берлина», то «непреодолимой крепостью», то «ключом к обороне». Штурм Зееловских высот 17 апреля стал поворотным моментом в сражениях на подступах к Берлину.

…Приведем несколько эпизодов из боевой деятельности славных зенитчиков.

От Волги до Одера прошли с боями гвардейцы-зенитчики 2-й гвардейской ЗенАД полковника А. П. Корчагина.

На пути от Волги до Вислы сбили 315 фашистских самолетов, за что удостоены высокой правительственной награды — ордена Красного Знамени. Затем дивизия стала Барановичской. С новой энергией гвардейцы умножают свой боевой счет. В боях на Одере и за Берлин они сбили 116 самолетов противника, в том числе один новый реактивный «Мессершмитт-262». Советское правительство вторично отметило боевые заслуги гвардейцев-зенитчиков — орденом Александра Невского. Два воина дивизии удостоены звания Героя Советского Союза: это командир 303-го гвардейского полка МЗА гвардии подполковник И. К. Егоров и командир зенитного пулеметного взвода 306-го гвардейского полка МЗА гвардии младший сержант А. И. Казаков.

…25 января 1945 года 1372-й зенитный артиллерийский полк форсировал Одер, которым командовал майор И. П. Бедин. Форсирование происходило под сплошным артобстрелом и бомбежкой. Едва высадились на западном берегу, пришлось вступить в яростный бой с контра атакующим противником. Тяжело приходилось воинам-зенитчикам. Одновременно, занимая огневые позиции, отбивая налеты вражеской авиации, контратаки пехоты, воины не успевали окапываться и несли большие потери. Однако славные зенитчики не сдавались. При защите плацдарма они сбили 29 самолетов, а всего за время наступательных боев — 77, подбили 2 бронетранспортера, уничтожили более 1500 солдат и офицеров противника.

Полк под командованием майора И. П. Бедина, нанеся ощутимый урон авиации противника, позволил без особых потерь удержать плацдарм на западном берегу Одера, а затем расширить его.

25 апреля 1945 года запомнился мне двумя совершенно различными событиями. О первом, самом главном, передало радио: войска 1-го Украинского фронта соединились с англо-американскими войсками в центре Германии в районе г. Торгау в 13.30 по московскому времени. Это событие Москва отметила 24-мя артиллерийскими залпами.

Второе событие произошло во второй половине этого же дня. Мы с Б. И. Наварным, лейтенантом В. С. Ложкиным, начальником станции кругового обзора, и водителем машины зашли на небольшую дачу. Решили перекусить, поставили чайник на электроплитку, а Б. И. Наварный включил радиоприемник, и мы узнали голос Геббельса. Речь его оказалась не особенно длинной, и Наварный перевел ее. Даже сам Геббельс вынужден был признать, что война идет к концу и что ему, возможно, больше не удастся выступить перед немцами. «Никогда еще великий немецкий народ не находился в такой степени на лезвии ножа, как теперь», — заявил он. Мы невольно поаплодировали Геббельсу. Наверное, за всю свою жизнь это были его первые и последние правдивые слова.

Перекусили, попили чайку и, конечно же, полезли в карманы за махоркой. А водитель, заметив, что на буфете лежит коробка, взял ее, открыл. В ней оказались сигары. Мы взяли по сигаре, хотели было уже закурить, но меня смутил тяжелый вес ее. Разломил сигару пополам, а из нее вывалились два патрончика: один побольше, другой совсем маленький, соединенные крохотным цилиндриком.

Потом разъяснили нам, что сигары содержали взрывчатое вещество с детонатором. Оказывается, от таких «сюрпризов» было уже больше десятка несчастных случаев.

…Ночью 30 апреля взвилось Красное знамя над рейхстагом, 2 мая пал Берлин.

Фото флага над Рейхстагом 1945

Не могу не сказать, что до самого Берлина с честью донесли боевые знамена, обагренные кровью, многие воины Северо-Западного фронта. Так, например, в битве за фашистское логово отличилась 150-я Идрицкая дивизия, сформированная в сентябре 1943 года из 127-й, 144-й и 151-й стрелковых бригад фронта. Дивизия штурмовала рейхстаг, водрузила Знамя Победы и получила наименование Берлинской.

А через неделю после победы военный комендант Берлина генерал-полковник Н. Э. Берзарин и его помощники начали беспокоиться об увеличении пайков питания жителям Берлина. Каждый из них стал получать ежедневно 200 г хлеба, 400 г картофеля, 15 г сахара, 30 г, мяса и 5 г масла. Таков советский человек! Вчера он дрался с фашистами и победил их, а сегодня уже беспокоится о жителях освобожденных городов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *