Герой огненной земли

герой
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Форсирование Керченского пролива началось в ночь на 1 ноября 1943 года.

318- я Новороссийская стрелковая дивизия под командованием полковника В. Ф. Гладкова на катерах, мотоботах и плотах отчалила от таманского берега и вскоре растворилась во тьме. На одном из мотоботов в числе 17 десантников был старшина Иван Николаевич Ильев.

Темная и влажная ночь угрюмо висела над водами пролива. Сильный норд-ост поднимал крутые волны, людей обдавало брызгами. Под ударами волн вздрагивал корпус перегруженного мотобота. Стоя на корме, Иван Ильев следил за лучом бортового прожектора, терявшегося в пенистых гребнях волн.

— Будьте внимательны… Мины… — предупредил бойцов командир роты капитан Андрей Мирошник, смелый и опытный десантник.

Бойцы затаили дыхание. Явственнее стали рокотание моря, надрывные вздохи мотора. «Старается, трудяга…» — подумал Иван Ильев.

Десантники знали, что фашисты долго и тщательно укрепляли Керченский полуостров. Подходы к береговой черте были минированы, берег, крутой, безлесный, открытый с моря, был приспособлен для активной обороны, усыпан огневыми точками. В несколько рядов шла колючая проволока, амбразуры дотов и дзотов щетинились пулеметами. Противник располагал плотной сетью артиллерийских батарей и постов наблюдения. В каждом береговом населенном пункте стоял пехотный гарнизон, усиленный танками и самоходными пушками.

«Крепкий орешек… — вспомнил Иван Ильев слова комдива Гладкова, сказанные перед посадкой десанта на корабли, — но мы его разгрызем».

Когда мотобот был недалеко от керченского берега, капитан Мирошник передал по радио сигнал о начале артиллерийской подготовки. Через несколько секунд над судами, сверля плотный и влажный воздух, просвистели сотни снарядов тяжелой артиллерии с побережья Таманского полуострова. Берег, занятый врагом, вздрогнул и запламенел. Сверкали разрывы снарядов, вставали и разламывались столбы дыма, метались языки пламени, освещая багровым светом землю, небо, море…

герой

— Огненная земля…— взволнованно произнес кто-то в темноте.

В это мгновение с вражеского берега полоснули по судам острые мечи прожекторов, ослепив десантников. Разрывы подняли серые колонны воды. Непроглядный мрак ночи беспрестанно освещался ярким, слепящим светом. Послышались крики и стоны раненых.

Иван Ильев видел, как на соседнем мотоботе блеснула вспышка разорвавшегося снаряда, в груды ему ударила тугая и горячая волна воздуха. Донесся крик:

— Капитана Сипагина убило-о-о…

Берег медленно приближался. Иван Ильев, Василий Толстов, Павел Поправка, Константин Исматулов, Василий Фурсов, прижавшись к бортам мотобота, строчили из автоматов по вражеским позициям.

Под днищем зашуршал песок, мотобот резко замедлил ход. Капитан Мирошник крикнул:

— Прыгай за борт!

Зачавкала вода, послышались голоса:

— Полундра! Ура-а-а! Даешь Крым!

Старшина Иван Ильев добрался до песчаного берега, плюхнулся на землю, прислушался. Справа и слева неслось вдоль берега:

— Ура-а-а-а!

В свете разрывов Иван увидел возвышенность, от основания которой неслись пунктиры трассирующих пуль. «Дот», — понял он. Припав к земле, Иван по-пластунски подобрался к доту, метнул «Лимонку». Раздался приглушенный взрыв, над головой просвистели осколки, запахло паленой травой. Иван прислушался: пулемет врага молчал.

— Отплевался, гад… Ура-а-а! — закричал он и несколькими прыжками достиг вражеского окопа. Стреляя из автомата, Иван зигзагообразно бежал вдоль окопа, ячейковых углублений и выступов, прыгая через завалы и трупы немцев и почти беспрерывно строчил из автомата…

— Вперед! На Эльтиген! — прокричал лейтенант Николай Топольников.

Справа и слева слышались трескотня пулеметов и автоматов, резкие отрывистые взрывы гранат, мощное «полундра!».

Старшина Ильев бежал и видневшимся на взгорье строениям поселка Эльтиген, слышал рядом тяжелое прерывистое дыхание однополчан Самеда Абдулаева и Владимира Эсебуа… «Молодцы ребята… не отстают». Рота напитана Мирошнина шла первой в этом напряженном бою. Бойцы знали свою задачу, штурмуя оборону противника. Всноре они на плечах врага, ошеломленного внезапностью атаки и дерзостью русских, ворвались на окраину Эльтигена и выбили фашистов из зданий, расширив плацдарм до трех километров в глубину и до двух километров по берегу. Это уже была победа!

Капитан Мирошник, заняв небольшой домик на окраине поселка, вызвал к себе командиров отделений Ивана Ильева и Василия Толстова.

— Поручаю вашим отделениям захватить высотку северо-западнее Эльтигена. Уж очень она нужна… господствует над местностью, с нее все как на ладони…

— Ясно, товарищ капитан! — ответили младшие командиры и скрылись в темноте.

Вскоре командир роты Мирошник получил донесение: «Высоту заняли, ведем бой с фашистами… До рассвета продержимся»

— Молодцы! Благодарю за мужество и стойкость! — передал Мирошник по телефону.

Противник, подтянув к Эльтигену глубинные резервы, на рассвете бросил в бой танки. Ожесточенная схватка разгорелась в районе высоты, захваченной отделениями Ильева и младшего сержанта Толстова. Огонь вражеской артиллерии и танков был настолько интенсивным и цепким, что, казалось, вокруг не осталось ни единого клочка земли, не исковерканного снарядами. Но горстка наших бойцов не уходила из окопов, ожидая момента для контрудара.

— Берегите патроны и гранаты. Вести огонь только наверняка,- напутствовал бойцов старшина Ильев.

По склону высоты ползли два танка, посылая снаряд за снарядом. Следом за танками от воронки к воронке двигалась пехота.

— Подпускайте ближе… Ближе…— передавал по цепи бойцов Ильев.

Младший сержант Толстов выстрелил из противотанкового ружья по головному танку. Мимо! Перезарядив ружье, он тщательно прицелился. Раздался выстрел. Танк остановился. Из бокового люка вывалился фашист, и в ту же секунду танк загорелся.

— Горит! Вася, бей второго! — кричали бойцы, стреляя из автоматов по пехоте. Фашисты падали, катились по склону, бежали вниз, неуклюже размахивая руками…

Потом на высоту обрушились снаряды. Они рвались вблизи наших окопов. Осколками были ранены младший сержант Василий Толстов и его помощник Фуников. Противотанковое ружье вышло из строя.
И вот вражеские танки и пеxотa опять пошли в атаку.

Старшина Ильев приказал подготовить две связки гранат, заменить диски в автоматах.

— Будем стоять насмерть… — твердо сказал он.- Поклянемся!

— Клянемся! — ответили бойцы.

На высоте опять вспыхнул смертельный бой. Иван был ранен осколком в левую руку, она бессильно повисла.

А вражеский танк приближался, высоко задрав ствол пушки.

— Бейте пехоту! Ни шагу назад! — крикнул Иван и, вскочив на ноги, побежал вниз. У него в правой руке была связка гранат. Сильно размахнувшись, он бросил ее вниз под гусеницы танка.

Падая в воронку от бомбы, Иван услышал сильный взрыв и лязг железа, а потом нараставшее мощное русское «ура-а-а!».

Между фонтанами взвихренной земли, прыгая с камня на камень, к высоте бежали моряки-десантники, посланные полковником Гладковым на поддержку группы старшины Ильева.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *