Главные специалисты

специалисты
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Борьба с эпидемиями во все времена требовала колоссальной мобилизации медицинских сил. Уникальность работы заключалась не в этом, и даже не в том, что блокадная обстановка делала необычайно сложным решение и более простых задач, чем ликвидация эпидемий.

Гораздо большее значение имело то, что в условиях блокады были поставлены перед необходимостью осуществлять крупные практические мероприятия по охране здоровья и спасению жизней ленинградцев одновременно с решением важнейших научно-методических проблем. В обычных условиях на это требовались годы, а нам обстановка уделяла дни, не оставляя времени на промедление — от этого зависела судьба не отдельных больных, а всего населения города.

Около 90 процентов населения страдало алиментарной дистрофией, авитаминозами, почти 90 процентов женщин — нарушением функций половых желез (аменореей). Все остальные недуги, в том числе и появившиеся вследствие блокадных же условий эпидемические заболевания, протекали уже на этом фоне и получали соответствующую окраску. Любую болезнь должны были научиться лечить с учетом блокадных условий. А новые заболевания вообще требовали разработки методик лечения с самых азов.

Работа медицинской службы осажденного города связана была не только с колоссальным напряжением сил врачей, медсестер, санитарок и сандружинниц. Начинать следовало со становления теоретических основ практической деятельности.

Казалось бы, до теорий ли, когда в каждой еще не опустевшей ленинградской квартире больные, порой смертельно больные, когда по несколько раз на дню в городе рвутся снаряды и бомбы, когда смертность уже выросла в 19.7 раза по сравнению с довоенным уровнем, когда медикам и так дел выше головы? Но без теории, без научно обоснованных методик, высококвалифицированных рекомендаций медицинская практика слепа.

Направление в работе должно дать руководящее звено, то есть горздравотдел. Но можно ли требовать этого от инспекторов горздрава? Инспектор далеко не всегда врач высокого класса, да и в любом случае нельзя быть специалистом во всех отраслях медицинских знаний. Однако для успешного осуществления поставленных задач необходимо было привлечь именно лучших медиков города. С одной стороны, задача нереальная, а с другой — кое- какой опыт в данном отношении у меня уже имелся.

Над созданием методической системы мне уже приходилось работать. Когда я возглавлял Травматологический институт, довелось столкнуться с парадоксальной, на первый взгляд, ситуацией. В институте работали видные специалисты, они могли творить чудеса, и в то же время в поликлиниках и больницах, где, в основном, и вершилось наше главное дело, врачи трудились кто во что горазд — не было единых, наиболее рациональных методик.

Вот тогда и родилась мысль создать в институте ученый совет по травматологии — из лучших, самых авторитетных специалистов, в чью задачу входило бы создание рекомендаций практическим врачам по лечению всех основных видов травм.

специалисты

Такие рекомендации были созданы. Каждая из них — строка за строкой, до запятой, до точки — обсуждалась в присутствии виднейших хирургов страны, причем представителей разных хирургических школ (это соблюдалось строго). Окончательные тексты рекомендаций рассылались по всей стране и сразу становились авторитетными документами. На первой странице были помещены имена специалистов, участвовавших в разработке, и врачи, приверженцы самых разных школ, видя на титульном листе имя лидера своего направления, верили новым методикам безоговорочно.

В результате достижения хирургической науки быстро вошли в хирургическую практику. Потом наш институт организовал в Ленинграде первый травматологический пункт, затем подобные во всех районах города, систематически проводил учебу и стажировку врачей травмопунктов, они, таким образом, были в курсе последних достижений травматологии.

Помня этот положительный опыт, нечто вроде ученого совета — институт главных специалистов — организовали и в горздравотделе. Ведь в городе оставались огромные научные силы. Их следовало максимально и быстро привлечь к практической деятельности, их опыт и знания сделать достоянием всех врачей. У нас не было времени ждать — умирали люди.

Первым я пригласил для этой цели видного хирурга И.П. Виноградова. Не освободив от основных обязанностей по руководству крупной больницей, назначил его главным хирургом Ленинграда. Уже из беседы с ним, я понял, что долго уговаривать людей взять на себя столь высокую ответственность, не придется. Шла война, и каждый врач, каждый ученый был готов принести как можно больше пользы Родине.

Главными специалистами должны были стать первые люди в своей отрасли знаний. Должность главного педиатра города занял профессор, в скором будущем действительный член Академии медицинских наук СССР А.Ф. Тур, ведущий специалист по детским болезням.

Главным терапевтом был назначен профессор М.Д. Тушинский, который тоже вскоре стал академиком; главным акушером — действительный член Академии медицинских наук К.К. Скробанский и т.д. Так впервые в гражданском здравоохранении страны возник институт главных специалистов.

Для приближения научных сил города к массе медиков мы создали институт старших районных специалистов — терапевтов, хирургов, педиатров, акушеров и других.

После создания этого звена в аппарате горздравотдела стало возможным своевременное выявление вновь возникших заболеваний. Мы смогли определять их причины, знакомить тысячи врачей с характером и течением этих заболеваний, методами лечения и профилактики. Без изысканий ученых деятельность практических врачей была бы в условиях блокады по существу безуспешной.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *