Главный свидетель Нюрнбергского процесса

свидетель Нюрнбергского процесса
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

На суде главари фашизма все время пытались доказать, будто не Германия напала на СССР, а Советский Союз развязал войну, и Германия была якобы вынуждена обороняться. И твердили они об этом до тех пор, пока советский обвинитель генерал Р.А. Руденко не зачитал письменное показание фельдмаршала Ф. Паулюса, командовавшего 6-й армией под Сталинградом, а перед нападением на нашу Родину бывшего заместителем начальника генерального штаба германской армии и одним из основных разработчиков плана «Барбаросса».

Чтение показаний «Паулюса» вызвало необыкновенный переполох среди подсудимых, заволновалась и пресса. Дело в том, что в свое время гитлеровское руководство объявило по всей Германии трехдневный траур по всей «погибшей» сталинградской группировке, приспускались нацистские флаги, звонили колокола, в церквах служили траурные мессы.

В честь Паулюса была устроена пышная панихида. На ней присутствовал высший генералитет, и сам фюрер возложил высшую награду на пустой гроб фельдмаршала. Письменные показания «погибшего» Паулюса, которые сейчас зачитывались, вызвали на скамье подсудимых оцепенение от страха. Адвокаты подсудимых бросились к судье с требованием вызвать на суд лично Паулюса. Они был твердо убеждены, что в просьбе им откажут. А письменное обвинение фельдмаршала можно будет оспорить.

Если же окажется, что Паулюс жив, то потребуется немало времени, размышляли защитники, чтобы доставить его на процесс. Судья обратился к Руденко с вопросом:

— Как смотрит прокурор на просьбу защиты?

В зале наступила мертвая тишина. Главный обвинитель от СССР генерал Роман Андреевич Руденко оказался в эпицентре внимания всего зала. Обвиняемые и защитники смотрели на него со злорадством, зло и раздраженно, ожидая посрамления советского обвинителя, судьи — вопросительно, корреспонденты и мы, гости, — с любопытством. Прошла затянувшаяся пауза и Руденко как можно спокойнее ответил:

— Мы не возражаем.

— Как много времени потребуется для доставки сюда Паулюса, генерал? — спросил судья.

свидетель Нюрнбергского процесса

— Минут пять, — неторопливо, подчеркнуто будничным голосом ответил генерал Руденко.

То, что наступило в зале после слов советского прокурора, можно сравнить лишь с финалом пьесы «Ревизор», с его немой сценой. Но немая сцена длилась недолго. Вдруг разом все пришло в судорожное движение. Заговорили между собой подсудимые, забегали адвокаты, они группой, перебивая друг друга, подбежали к микрофону и заявили, что защита не настаивает на вызове Паулюса.

— Достаточно письменных показаний.

Журналисты засуетились, забегали по коридорам, спеша передать сенсацию по телеграфу. Произошла настоящая суматоха, давка, что-то наподобие базарного шума. И вдруг…

— Суд вызывает свидетеля Паулюса, — объявляет судья.

Дубовая дверь раскрывается — и пристав вводит высокого стройного человека в темно-синем штатском костюме, хорошо подогнанном, который сидит на нем очень складно, как хорошо сшитый мундир. И опять немая сцена. Правда, слышно, как щёлкают фотоаппараты, работают кинокамеры.

Паулюс спокойно поднимается на свидетельскую трибуну. Зато среди подсудимых — настоящая паника. Геринг что-то кричит Гессу, тот раздраженно отмахивается от него. У Кейтеля сорвался со шнурка монокль, но он с удивлением и страхом смотрин на Паулюса, Йодль как-то неестественно съежился и закрыл лицо руками.

С поразительным спокойствием Паулюс кладет руку на библию и, подняв два пальца правой руки, твердо произносит:

— Клянусь говорить правду. Только правду. Ничего, кроме правды.

Спокойно, неторопливо начинает давать показания фельдмаршал. Он утверждает, что лично участвовал в разработке плана «Барбаросса ». И признает, что с самого начала этот план задумали как план нападения на СССР. Тогда ни о какой оборонительной, превентивной войне и речи не было. Ведь план «Барбаросса» разрабатывали в августе 1940 года.

Кстати, Гальдер, планировавший уничтожение Советского Союза, в конце игр сказал:

— Вы увидите, господа, как через три недели после начала нашего наступления этот карточный домик рухнет.

Однако в связи с провалом плана войны против СССР он в сентябре 1942 года бы снят с занимаемой должности. После разгрома фашизма до 1946 года Гальдер был в американском плену, а до 1961 года сотрудничал с военно-исторической службой США. Умер он в 1972 году. Кстати, тут прямо-таки какой-то парадокс получается. Ф. Гальдер, являясь с 1938 года начальником генерального штаба, возглавлял строительство вермахта, руководил планированием, подготовкой и осуществлением вооруженной агрессии против Польши, Франции, Великобритании, СССР и других стран. Особый акцент он делал на уничтожение Советского Союза и захват его территорий в кратчайший срок. А этом была его идея «молниеносной войны». Немыслимо, но факт: американцы его не выдали Нюрнбергскому трибуналу, а пристроили у себя.

План «Барбаросса» отрабатывался на топографической карте Советского Союза, которая была растянута на полу зала заседаний. Участники учений передвигали по ней красные флажки и всякие фишки, обозначенные цифрами, окружая и уничтожая советские армии, отрабатывая разные варианты их полного разгрома в первых же сражениях, как это и предусматривал Гальдер.

Воюя на развернутой карте Советского Союза, генштабисты искали, прорабатывали самые кратчайшие и эффективные пути достижения главной цели — выхода на линию Архангельск-Астрахань и уничтожения социалистического государства. Разработав в деталях генеральный план нападения фашистской Германии на СССР и наметив систему мероприятий, предусматривающих порядок, последовательность и сроки стратегического развертывания войск вдоль наших границ, генштабисты, в том числе и Паулюс, разъехались по странам Европы, чтобы вербовать союзников в войне против СССР. Им удалось втянуть в подготовку к войне против Советского Союза Италию, Румынию, Финляндию и Венгрию.

Рассказывая об этом, Паулюс говорит кратко, лаконично, по-солдатски четко. Время от времени он презрительно посматривает на подсудимых и те, не выдержав его взгляда, понуро отворачиваются, нервно барабаня пальцами по барьеру. Как только фельдмаршал заканчивает свои показания, защитники на него набрасываются:

— Кого из сидящих в зале подсудимых вы, господин фельдмаршал, назвали бы главным виновником развязывания второй мировой войны?

Им очень хотелось сбить свидетеля с толку. Защитники предполагали, что перед лицом своих бывших сослуживцев Паулюс стушуется, уйдет от прямого ответа, и тогда его можно будет дискредитировать.

Паулюс на какое-то время будто замирает. Затем он с негодованием поднимает глаза на скамью подсудимых и хорошо слышным, четким и ясным голосом произносит:

— Из присутствующих здесь — Герман Геринг, Вильгельм Кейтель, Альфред Йодль.

Наступает длительная пауза.

Чувствуя поражение, с трибуны соскакивает другой адвокат:

— Правда ли, господин фельдмаршал, что сейчас вы преподаете в Военной академии имени Фрунзе?

Паулюс усмехается.

— Это явная ложь.

Судья благодарит Паулюса за достоверные показания и разрешает покинуть зал.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *