Глубокий рейд

глубокий рейд
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Михаил Васильевич Карабанов, летчик гражданской авиации, много лет работал за Полярным кругом. Каменные оголенные хребты Колы, сопки, озера и леса Карелии, ненецкая тундра открывали перед ним свою красоту. Он знал, где кочуют колхозные оленьи стада, где появился новый дом, куда ведет та или иная чуть заметная с воздуха тропа.

Крепкий, небольшого роста, он походил на коренного жителя Заполярья. Он не любил много говорить, иногда молчал часами. Даже, когда санитарные пилоты, собираясь в полет за больными в какое-либо стойбище, приходили к Карабанову за консультацией, он молча вынимал из планшетки карту, показывал место и говорил:

— Здесь. Заходи с севера. Площадка хорошая. Ориентир — три карликовые березы. Слева от них и садись. До стойбища полкилометра.

Он любил опасные и сложные задания. Вот почему, когда однажды командующий воздушной армией генерал Иван Михайлович Соколов приказал выделить лучшего летчика для выполнения особо важного задания, командир полка без колебаний назвал фамилию Карабанова.

На следующий день Карабанов, склонившись над картой, изучал маршрут небывалого в его жизни полета. Предстояло перевалить горный хребет, пройти много километров на запад, а затем на юг над территорией врага. Всматриваясь в карту, в точки и кривые линии, в белые и зеленые пятна, он видел вершины гор, реки и леса. Они как бы оживали перед ним. Он прокладывал маршрут, высчитывал высоты полета, и мелкий бисер цифр ложился на бумагу. Штурман отряда, просмотрев расчеты Карабанова, сказал:

— Мне здесь нечего делать.

Ночь выдалась замечательная. В куполе неба над аэродромом ни одного облачка. Звезды сияли над головой.

Карабанов поднял руку. На несколько секунд вспыхнули огни, и П-5, ревя мотором, ушел в ночь.

глубокий рейд

Самолет летел в глубокий тыл врага. Командованию необходимо было связаться с партизанами, направить их удары по врагу, по аэродромам и коммуникациям. Эту работу должны выполнить люди, сидевшие в самолете Карабанова.

По времени и ориентирам Карабанов определил, что скоро должна быть линия фронта. Вот и она, но враг молчал. Земля только изредка мерцала огнями проходящих автомашин и населенных пунктов.

Впереди появились скалистые горы. Даже в ночи посверкивали их снежные пики. Начиналась самая трудная часть пути — перелет через горный массив. Трудно лететь в горах ночью, когда под крылом то приваливаются пропасти ущелий, чуть ли не задевая шасси, приносятся горные пики.

Карабанов все свое внимание сосредоточил на пилотировании, стремился как можно дальше обходить отвесные срывы гор, каменно-снежные их вершины. Здесь хозяйничали вертикальные мощные потоки воздуха. Они могли поднять самолет на сотни метров вверх, могли бросить его вниз.

Карабанов перестал осматривать небо. Какие тут истребители! Кто решится ночью летать в горах?

Неожиданность — друг успеха. Разве могли думать враги, что в их тыл ничью, перевалив горный хребет, прорвется советский самолет. На одном аэродроме, который стороной облетал Карабанов, фашисты, услышав гул мотора, выложили полный ночной свет, приглашая летчика садиться. На фашистскую «любезность» пилот ответил скупой улыбкой. На карте он пометил место аэродрома.

Когда горный массив остался позади и приближался пункт выброски десанта, он спросил своих пассажиров:

— Как самочувствие?

— Отличное, товарищ пилот.

— Приготовьтесь, через полчаса будем на месте.

Под самолетом тянулись леса у белыми пятнами озер. Пилот еще раз проверил расчеты. Не торопясь, как в мирное время, он сверил время, курсы, углы разворотов, высчитал снос. Все правильно. Справа треугольное озеро, а дальше… дальше нужно искать место для посадки.

Требовались профессиональное чутье, чтобы выбрать подходящее место, и мастерство пилота, чтобы посадить самолет ночью без световых ориентиров на местности, которую ни разу не видел даже днем.

— Иду на посадку, — указал он пассажирам и сбавил газ.

Машина приближалась к земле. Сквозь запах бензина Карабанов почувствовал запах снега, леса. Вот уже «пятки»  коснулись наста, вот уже самолет катится по снегу.

Пилит прыгнул на землю. Наст крепкий, а поляна ровная, как аэродром. Вдохнул полные легкие морозного воздуха, открыл дверь пассажирской кабины.

— Выгружайтесь, товарищи.

…Через два с половиной часа он докладывал командующему:

— Все нормально. В пути ни одного выстрела. Площадка отличная…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *