Голубая линия

Голубая линия

В начале 1943 года советские войска завершили ликвидацию немецких армий под Сталинградом. Воины Закавказского фронта очистили Северный Кавказ, большую часть Кубани, подошли к Новороссийску и к Таманскому полуострову. Как раз в этом районе противник создал примыкающий флангами к Азовскому и Черному морям оборонительный рубеж, известный под названием Голубая линия. Новороссийск был наиболее мощным опорным пунктом Голубой линии.

С учетом обстановки на фронте Черноморская группа войск и флот должны были высадить десант в районе Новороссийска и совместными усилиями овладеть городом и портом. Даже по фронтовым условиям задача считалась не из легких.

Для участия в этой сложной операции командованием флота был сформирован отряд транспортов для высадки десанта. В отряд высадочных средств входили быстроходные тральщики «Щит», «Защитник», «Т-16», шесть морских охотников, тральщик «Геленджик», морские буксиры «Алупка», «СП-19» и три болиндера, пять сейнеров и шесть баркасов. Командование отрядом было возложено на капитана 3-го ранга Александра Петровича Иванова.

Капитан 3-го ранга Иванов, участник обороны Одессы и Севастополя, волевой, смелый командир, он в декабре 1941-го руководил отрядом кораблей при высадке десанта в порт Феодосия.

Именно в эти дни на морских охотниках устанавливается реактивная артиллерия. Матросы назвали ее «морскими катюшами». Боевые расчеты обучены и стрельбе в ночных условиях.

Задача заключалась в следующем: морские охотники первыми подходят к месту высадки и высаживают штурмовые группы, затем идут тральщики, буксирующие болиндеры с техникой и войсками. На расстоянии десяти кабельтовых от берега они передают несамоходные болиндеры морским буксирам: те ведут их к берегу вслед за катерами. Затем тральщики своим артогнем поддерживают десантников, сейнеры и баркасы подходят к канонерским лодкам и помогают им высаживать десантников.

Начало операции было намечено на ночь с 3 на 4 февраля 1943 года.

В полдень 3 февраля началась погрузка на несамоходные болиндеры. К вечеру катера приняли морских пехотинцев, не раз участвовавших в десантах и подготовленных к таким действиям. Погрузка шла ровно, без спешки и суеты.

Команды ожидали условного сигнала, чтобы сниматься с якорей.

И вот долгожданный сигнал. Все приходит в движение. Корабли выходят из бухты и движутся к месту высадки.

Около 22:30 лопнул буксирный трос у БТЩ «Т-16». Чтобы завести новый трос, уходит много времени. Движение отряда замедляется, он явно запаздывает к установленному сроку.

Морские пехотинцы на катерах готовятся к десантированию: проверяют оружие, плотнее подгоняют снаряжение.

Стрелки показывают 2:00.

— Майор Куников, вероятно, уже высадился в Станичке, — замечает Бычков.

— Видимо, вздыхает с досадой Иванов. — А мы вот запаздываем.

Яркие вспышки озаряют ночь.

— Начинается, — оживляется Иванов.

В 2:31 корабли отряда обеспечения высадки под командованием вицеадмирала Л. А. Владимирского начинают обстрел долины Южной Озерейки.

— Строй фронтом вправо, морским охотникам следовать к месту высадки штурмовых групп, — звучит приказание капитана 3-го ранга Иванова.

Отряд тральщиков начинает перестройку фронтом вправо. Прямо по курсу Ратнер видит два огонька буев слабого свечения.

— Вот они, долгожданные, все правильно, — замечает он.

Просвет между огоньками шириной в десять кабельтовых, и на них нацелена колонна тральщиков.

Ближе к берегу волны и ветер несколько ослабевают. Буксиры подходят к тральщикам, принимают от них несамоходные болиндеры и вслед за морскими охотниками идут к берегу, тральщики приступают к наблюдению за районом высадки.

— Когда открываешь огонь эресами? — спрашивает командир.

— Условились: метров 100-150 не доходя до берега дадим залп, — успокаивает его Павел Мохначев

До берега сто метров.

— Огонь!

Эресы летят в цель.

Почти одновременно над водой встают слепящие лучи прожекторов, и противник обрушивает на корабли шквальный огонь.

Первым к берегу подходит «051» и высаживает десантников. Противник прямой наводкой бьет по катеру, но моряки не сходят с курса. Снаряды и мины рвутся у бортов, поднимая кверху фонтаны воды.

Тральщики открывают ответный огонь. Но перевес на стороне противника. Свет прожекторов выхватывает из ночного мрака наши корабли, тут же их накрывает лавина раскаленного металла. Ясно одно: корабли обеспечения не смогли подавить противодесантную оборону гитлеровцев.

И все же, несмотря на отчаянное противодействие неприятеля, высадка штурмового отряда морских пехотинцев продолжается. Гремит страшной силы взрыв. На мгновение все цепенеют. Это взрывается «051».

Экипаж катера, находившиеся на борту капитан 3-го ранга А. П. Иванов и замполит отряда М. И. Никитин погибли. Каким-то чудом удалось спастись лишь троим: акустику Анатолию Полетаеву, мотористу Ивану Николаенко старшему лейтенанту Михаилу Щедрину.

Большие потери понес и «0141», которым командовал Петр Шевкунов. Его катер удачно подошел к берегу и начал высаживать морских пехотинцев. Под конец высадки раздался взрыв. Вражеский снаряд разорвался на баке. Перед мостиком ярко вспыхнуло пламя и как бы расплескалось вокруг. Возле пушки, среди убитых товарищей сидел согнувшись, обхватив голову руками, старший лейтенант Мохначев. Между пальцами сочилась кровь.

— Пристрелялись по нам гады, товарищ старший лейтенант! — крикнул кто-то из комендоров.

Но Мохначев не слышал. У него лопнула барабанная перепонка. И все же артиллерист отряда остался в строю. Держась за поручни, он с трудом поднялся на мостик и увидел на леерных стойках боевого товарища — командира Петра Шевкунова.

— Товарищ старшин лейтенант! Петя! — в отчаянии позвал он Шевкунова и тут же понял — Шевкунов мертв,

Рядом лежали убитые сигнальщик Борис Кочергин рулевой Алексей Васильев.

Мохначев спустился в штурманскую рубку. На палубе, подплывая кровью, застыл штурман корабля Сергей Коренев. В радиорубке ничком лежал сраженный насмерть радист Александр Орлов.

Мохначев вернулся на мостик и громко крикнул: Боцмана ко мне! — и перевел ручки машинного телеграфа на «полный назад».

От нового прицельного попадания вспыхнули ящики с реактивными снарядами. «Это конец…», — мелькнуло в голове Мохначева. Как артиллерист, он прекрасно понимал, что взрыв неминуем. Но, не раздумывая, бросился на ют к горящим ящикам. Подоспевшие матросы помогли сбросить за борт вихрящийся огненный смерч.

Катер «091» с тяжело раненым командиром так и не смог произвести высадку.

Правда, морские охотники «041» и «081» успешно высадили десант, но также нелегкой ценой.

Голубая линия

Тем временем к берегу приблизились тральщик «Геленджик», морские буксиры «Алупка» и «СП-19» с болиндерами.

Тральщик «Геленджик» подвел болиндер No2 к берегу. Едва успели сойти танки, как крупнокалиберный снаряд угодил в тральщик. Окутанный огнем, он затонул.

Болиндер No6 сгорел, не дойдя до берега. В довершение ко всему море стало штормить.

Светало. В 6:20 корабли получили сигнал: «Возвратиться в Геленджик».

К шести часам утра было десантировано более 1400 воинов и несколько танков. Другим кораблям высадить подкрепление не удалось.

Оторванные от своих сил, не получив поддержки с моря, десантники все же сломили сопротивление противника и заняли плацдарм. Однако в дальнейшем, не получая подкреплений, оттесненные противником, наши бойцы вынуждены были прорываться на Малую землю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *