«Грабьармия» в Калуге

ужасы немецкой оккупации
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (8 оценок, среднее: 3,50 из 5)
Загрузка...

Сочинение Костина Павла

Уже четыре месяца длились жестокие бои между грабьармией Гитлера и доблестной Красной Армией. Красная Армия, обороняясь, отходила на новые позиции, сберегая основную силу.

Это было 12 октября. Когда я вышел на улицу, мне показалось все странным: ни одного человека на улице, страшная тишина. А когда я вышел на окраину города, у меня мороз пробежал по всему телу: вооруженная армия Германии вереницей подходила к городу; ехала конница, автомашины, обозы. Через несколько минут в небе появился неуклюжий самолет неизвестной мне формы. Мне так стало страшно (но больше странно), что я, к своему стыду, вернулся домой и с трепетом в груди сидел, не показываясь проходящим людям в темно-зеленых мундирах.

ужасы немецкой оккупации

Овладев собой (уже на другой день), я случайно встретил немца, который вел несколько гражданских человек под конвоем. Сначала я думал, что он обратит на меня внимание, т. к. на улице я был один, или возьмет вместе с другими калужанами и поведет по Калуге. Но, к великому моему изумлению, он даже не взглянул на меня и, не посмотрев на меня, отвернулся в другую сторону. В этот день я еще встретил одного фашиста. Тот сурово взглянул на меня и моментально перевел взгляд на разбитый миной забор. И сейчас я не могу забыть этих суровых, серых, как неживых выражений.

Первые дни тянулись, как года. Было очень скучно, и скука не покидала меня весь период оккупации.

Я не могу забыть издевательств над русскими пленными. Их запрягали в сани, заставляли рыть замерзшую землю для убитых солдат, делать военные укрепления и т. п. Не зная русского языка, они немцы объясняли им пленным кнутом. Если надо идти на работу, они гнали без слов кнутом; с работы — то же самое. По нескольку дней не давали пленникам есть. А если давали иногда, то только очисток от картох и сырой мороженой капусты. Теплые вещи отбирали и снимали валенки. Человек пятнадцать-десять умирало в каждом военном лагере пленных.

Когда я осмелился пройти по городу, ужас еще более овладел мною. Четыре человека были повешены на центр альной площади. Я после этого не мог больше ни на что смотреть. Вдруг я услышал залпы из винтовок в районе базара. Я не мог подумать, что это стреляют по невинным советским гражданам. Я не могу передать словами тех зверств, насилий, грабежа и разбоя оккупантов в моем родном городе.

Каждый день — новые приказы, которые кончались словами «телесные наказания» и «расстрел». Я не думал остаться живым, когда с каждым днем вешался приказ о расстреле.

В эти дни у меня выковалась ненависть к разбойникам, ко всему немецкому. Я чувствую, что за все причиненное гор. Калуге, не пройдет немцам даром.

Из сочинения Дрожжиновой Галины. 9 октября моя семья ушла в деревню. 12 октября в Калугу вошли немцы. На другой день мы пошли домой. Пришли в Калугу. В доме была полная разруха. В буфет немцы бросили гранату. Вся посуда была побита. Мы стали жить в другой половине дома. После этого к нам в дом пришел немец и стал спрашивать, есть ли у вас  «курки или хрю-хрю». Дядя сказал, что нет. Тогда он немец открыл шкаф, взял хлеб и пошел к соседям. В другой раз к нам пришел финн. Он взял у моего дяди танковый нож, а ему дал перочинный нож. Потом подошел к корзине с морквой , взял одну, очистил и стал есть. Потом залез в чемодан, взял пачку чая и все, сколько было, мыло, стянул только что выстиранное полотенце и сунул его в карман, еще взял бабушкины рукавички. Так он ушел, а у него из кармана торчал клок полотенца.

На другой день был налет советских самолетов. В этот день я болела. Разбомбили казармы через три дома от нашего. У нас под окном и в саду бомбы не разорвались. Они до сих пор лежат на этих местах. Мы вышли посмотреть, а этот самый финн идет как ни в чем не бывало и несет под мышкой большую буханку хлеба и целую корзину помидоров.

Выздоровела я и пошла к подруге. Она позвала меня с собой посмотреть, что творится в городе, и мы пошли. Дошли до больницы (ул. М. Горького, № 85), смотрим: немцы хоронят офицера. Положили в яму, которую вырыли два незнакомых дяди, и их потом отпустили, а других взяли и заставили зарыть. Мы испугались и пошли домой.

Пришла я домой, а у нас дома три немца. Я спросила у мамы: «Зачем они пришли?» Она мне ответила, что они хотят у нас жить, и выгнали нас в первую половину дома. Одного из них звали Рудольф. Он изо всех был попроще, и он всегда ходил в нашу половину за водой. После он нам сказал, что он из города Ганновера. К ним приходили товарищи, и они пили вино.

Из сочинения Честнова Евгения

В ночь с 12 на 13 октября немецкие войска заняли наш город Калугу. Солдаты ехали на велосипедах и мотоциклах. Офицеры — на машинах, исподлобья смотря по сторонам. Солдаты везли на машинах водку. Народ боялся выходить на улицу. Через две недели немцы выбрали городского голову, который начал издавать законы, чтобы население сдавало молоко. Ходили по домам, собирали налог. За все время немцы дали по 10 кг горелой пшеницы.

Из сочинения Куприяновой Нины

Когда немцы входили в город, мы были в вагонах. Нам сказали: «Спасайся, кто куда может». В это время, когда мы бежали из вагонов, многие родители теряли детей. Мы сидели в овраге. В это время зажгли спичечную фабрику «Гигант», взорвали ЦЭС. Ночью взорвали склад со снарядами, осколки падали около нас, но никого не убило. Глубокой ночью загорелся склад № 66. На рассвете мы перебрались в город. Когда мы пришли домой, у нас в квартире немцы все поломали. Когда немцы стали у нас брать картошку, мама пожаловалась офицеру, но тот ударил ее прикладом. Когда немцы отступали, мы были дома.

Один немец пришел к нам с гранатой в руке и сказал на ломаном русском языке: «Уходите из дому.» Мы спросили, куда идти. Он сказал, чтобы шли на улицу. Но потом он ушел, мы пошли в подвал. Немцы подожгли около нас целые кварталы, и многие наши знакомые сгорели. Я слышала от нашей знакомой, что они сидели в убежище, когда отступали немцы. К убежищу подошли немцы и стали бросать гранаты. Тогда они вышли из убежища. Немцы расстреляли ее мужа и всех мужчин. Я еще слышала от одной знакомой, как немцы во время оккупации убили ее ребенка, который плакал.

Вечером вошли красные части.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *