Грозная опасность над нашей переправой

немецкий тигр вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (9 оценок, среднее: 4,33 из 5)
Загрузка...

2 октября в редкую минуту затишья мы с Колесником прочитали донесение начальника политотдела 81-й гвардейской дивизии Д. Г. Большанова.

«Присланный в 81-ю гвардейскую дивизию со специальным заданием офицер связи корпуса майор Сайгетдинов направился в боевые порядки полка, — писал начальник политотдела. — Во время вражеской атаки, получив ранение, вышел из строя командир 238-го гвардейского полка майор И. А. Акимов. Майор Сайгетдинов взял командование полком на себя. Под его командованием только за один день было отбито семь атак противника. К вечеру немцы еще раз попытались прорвать оборону полка. Бросив против полка сорок танков и полк пехоты, враг ворвался в наши боевые порядки.

Майор Сайгетдинов поднял полк в контратаку. Враг с большими потерями был вынужден отступить. На поле боя осталось восемь вражеских танков, в том числе два «тигра».

За смелость и инициативу, проявленные в этом бою, майор Сайгетдинов был награжден орденом Красного Знамени.

Три дня, от зари до зари, продолжались упорнейшие схватки.

3 октября в полдень немцы навалились на оборону 15-й гвардейской дивизии ста танками и дивизией пехоты. Врагу удалось в районе Тарасовки разорвать оборону этой дивизии, входящей в состав 49-го корпуса. Один полк дивизии, вытесненный из западной части Бородаевки, занял оборону в центре села — в полосе 25-го гвардейского корпуса.

Ближе к вечеру генерал Овсеенко позвонил мне на НП.

— Противник прорвал оборону двести двадцать третьего полка. Прошу помочь противотанковыми средствами.

Корпус оказался в сложных условиях.

— Быстро бросьте против прорвавшихся свой противотанковый дивизион, а я пришлю на помощь танковый полк, — ответил я Овсеенко.

Я подумал о том, какая сейчас грозная опасность нависла над нашей переправой.

Легко сказать, в самый разгар сражения, в момент яростных атак врага снять с позиций танковый полк и противотанковый дивизион. Да и сделать это быстро невозможно: враг бьет из артиллерии, швыряет бомбы, кроме того, нужно ведь какое-то время и на смену позиции.

Я молча обвел взглядом боевых друзей, находящихся рядом со мной на наблюдательном пункте. Они поняли, меня без слов. Алексей Петрович Колесник посадил с собой в «виллис» инспекторов политотдела майоров Суркова и Астраханского и отправился в 223-й полк.

Командующий артиллерией корпуса Василий Николаевич Журавлев порекомендовал оставить противотанковый дивизион 53-й дивизии на прежней позиции.

— Возможно, я найду одну-две батареи на других участках, сказал он. — Не надо ослаблять переднюю линию.

Он с офицерами штаба артиллерии тоже сел в машину и уехал.

Спустя двадцать минут по вражеским танкам был открыт сильный огонь. Это полковник Журавлев взял из резерва две противотанковые батареи и вывел их на боевую позицию.

Как только положение на западе Бородаевки улучшилось, я позвонил на наблюдательный пункт командующего армией. Трубку взял командующий фронтом И. С. Конев. Выслушав мой доклад, он сказал:

— Положение на правом фланге корпуса я сам хорошо вижу. Командиру пятьдесят третьей дивизии генералу Овсеенко передайте: ответственность за Бородаевку я целиком возлагаю на него. Отступающие подразделения пятнадцатой дивизии остановите и влейте их в пятьдесят третью, наведите там порядок.

Я сообщил о мерах, предпринимаемых для вытеснения гитлеровцев из Бородаевки,

Командующий фронтом спросил:

— Какая помощь вам требуется?

— Хорошо бы направить огонь армейской пушечно-артиллерийской бригады на западную часть Бородаевки, — сказал я.

Положив трубку, я пошел на запасный наблюдательный пункт. В это время артиллерийская бригада открыла огонь по высоте 147,4, Тарасовке и западной части Бородаевки.

бой за село

Бой за село не утихает. Вражеская авиация методично бомбит позиции полков и батальонов. Наша артиллерия и танки прямой наводкой встречают немецкие танки. На центральной улице уже чадят дымом три вражеских танка. Батальоны 223-го полка, штурмуя дом за домом, сарай за сараем, теснят гитлеровцев к оврагу.

Ожесточенный бой продолжался до девяти часов вечера. Противник был выброшен за овраг — в западную часть Бородаевки. Основная полоса обороны корпуса была восстановлена. В девять часов вечера я доложил об этом командующему.

— Крепко стерегите «ворота» Бородаевки с запада, — сказал М. С. Шумилов, — чтобы ни один фриц не проник. Танковый полк пока оставьте в Бородаевке. Передаю в ваше распоряжение семьдесят восьмую гвардейскую дивизию генерала Скворцова из двадцать четвертого корпуса. Держите ее в резерве, введите в дело лишь в случае крайней необходимости. Предупреждаю: противник не отказался от ликвидации плацдарма, авиаразведка сообщает о подходе новых вражеских резервов.

Я поблагодарил командующего за помощь.

В наблюдательный пункт вошли Колесник и Журавлев. Полковник Колесник рассказал о доблестных делах работников политотдела корпуса.

Майоры Сурков и Астраханов в самый напряженный момент боя сумели остановить отступающие подразделения, привели их в боевое состояние и подняли в контратаку. Захватив новые рубежи, они организовали там оборону.

За образцовое выполнение боевого приказа и смелые действия майор Астраханов был награжден орденом Красного Знамени, а майор Сурков орденом Отечественной войны первой степени.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *