Идегей воодушевляет соратников на войну против Витовта и Тохтамыша

Идегей воодушевляет соратников на войну против Витовта и Тохтамыша

Новое требование об изображении лица князя Витовта на монетах Золотой Орды Тимур Кутлуг хана поставило в безвыходное положение. Если согласиться с ним, то Сарай и принадлежащие хану владения станут одним из улусов Литовского княжества. Это означало бы потерю государства, его независимости. Конечно, Тимур Кутлуг хан никогда не пойдет на это. Но вопрос поставлен. Как обойти его, что делать? Как ответить князю Витовту? Он ждет ответа. Если нагрубить или тянуть время, может начать наступление. Хану не устоять малыми силами. Сейчас во что бы то ни стало нужно дождаться подхода Идегей мурзы. Основные силы с ним. Тимур Кутлуг всю жизнь жил под его надежным крылом, каждый свой шаг делал, советуясь с ним. И на трон он взошел с его помощью. Скоро он должен подойти с большим войском, собранным в центральных улусах страны. Лишь бы не задержался. Если поспеет вовремя, гора спадет с плеч Тимур Кутлуг хана. Вся надежда на него.

Однако счастье не отвернулось от Тимур Кутлуг хана, вошедший в шатер гонец сообщил ему о приближении тюменей Идегей мурзы. Вскоре радостная весть распространилась на всю ставку.
Идегей идет! — кричали воодушевленные воины.
Помощь идет! Помощь!
Беклербек идет на помощь!
Вся Орда зашумела, заволновалась, готовясь встретить великого беклербека — главнокомандующего войсками Золотой Орды. Об Идегее мурзе рассказывали удивительные вещи, будто он перехитрил самого Тамерлана (Аксак Тимура)…

Приближения Идегея

Через некоторое время от подходящего к орде многочисленного войска задрожала земля. Впереди ехал сам беклербек, взятый в полукольцо блестящей свитой из опытных воинов. Тонконогий вороной, казалось, даже не чувствовал сидящего в богатом седле знатного всадника. Среднего роста, крепкого телосложения, со смугловатым лицом, он от остальных отличался особым взглядом, в котором ощущалась огромная воля. Много ему пришлось испытать на своем веку степных ветров и буранов, кровавых столкновений, из которых он вышел живым и здоровым. Благодаря ясному уму и природной мудрости, умению предвидеть события и оказывать на людей влияние, он теперь поднялся на высшую ступень власти и должен был решить судьбу государства. Самой характерной чертой его талантливой натуры являлось умение в нужный момент принимать верное решение.

Не слезая с коня, он подзывал к себе нужных людей и отдавал им короткие приказы. Те, получив приказ, тотчас же спешили его выполнить. Это было показателем его высокого авторитета, все испытывали к нему доверие и большое уважение. Своевременный подход Идегей мурзы с большим войском сильно подействовало и на тех, кто находился внутри ханского шатра. У всех посветлели лица, послышались радостные голоса, от гнетущей неизвестности не осталось и следа.

Идегей мурзе уже успели доложить, что происходило за эти несколько дней, какое решение было принято Тимур Кулуг ханом и что требует от него князь Витовт. Не останавливаясь перед охраной ставки, Идегей мурза с несколькими беками и эмирами проехал прямо к шатру хана. Остановившись, слез с коня и вошел внутрь шатра.

Речь Идегея

Хотя все знали о прибытии Идегей мурзы, но его появление в шатре произошло как-то неожиданно. Увидев его, все молча поклонились. Идегей мурза, взглянув сверх согнутых спин, увидел в глубине Тимур Кутлуг хана, сидящего на троне, и двинулся к нему. Молодой хан, желая что-то сказать, открыл было рот, но, увидев яростное лицо дяди, замер — слова застряли в горле.

Дойдя до трона и ни слова не говоря, он повернулся к хану спиной и обвел взглядом стоявших перед ним членов дивана, эмиров и беков. Лицо его напоминало грозовую тучу.

— Как я слышал, тут некоторые вступили на путь неслыханного позора — не сразившись с врагом, стали просить мира. Это действительно является позором, потому что степных богатырей ставит в жалкое положение. Что с нами стало? Куда подевалось наше мужество? Разве не мы в душе носили татарскую славу? — Каждое слово беклербека падало в сердца, словно капли расплавленного свинца, звучало в головах как набат. — Что сказали бы наши славные деды, увидев такое малодушие. Разве вам мало было Тамерлана (Аксак Тимура), превратившего наш дом в пепелище? Хотите повторения этой трагедии?

В шатре установилась мертвая тишина. Идегей мурза видел, как люди от стыда прятали глаза. Значит, есть еще надежда…

Что хуже всего на свете? — бросил он находящимся в шатре вопрос и сам же на него ответил: — Для народа хуже всего на свете — это потеря государства, превращение независимого народа в рабов. Разве мы можем допустить это? Нет, не можем! Изгнанный из страны бесстыжий Тохтамыш хан привел к нам врагов. Вместе с ними собирается ограбить нашу отчизну — Идель-Юрт. Нам что, наблюдать все это со стороны? Нет, этого не будет! Может, мы хотим, чтобы на нашей дорогой родине хозяйничали чужестранцы? Нет, мы этого не допустим! Разве оставшийся нам в наследство Идель-Юрт не составляет наше счастье? Да, мы нашли здесь свое счастье, обрели почет и славу. Дороже родной страны что может быть на свете? Разве можно отдавать ее врагу?..

Долго говорил великий беклербек, призывая эмиров и беков, начальников тюменей остаться достойными татарской славы. Он видел: лица людей светлели, в них появилась уверенность, росла надежда, в глазах разгоралась ярость.

Лучше смерть, чем сдаться врагу! — закончил свою речь беклербек.

Находившиеся в шатре с воодушевлением крикнули:

Да здравствует Идель-Юрт!
Слава Идегею!
Веди нас в бой, беклербек!

Затем Идегей мурза, отдав распоряжения эмирам, бекам и начальникам тюменей, отправил их к своим воинам. Ханская ставка и все вокруг нее с азартным шумом стали готовиться к решительному сражению.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *