Индейская война

Город Детройт

Пока воины десятков объединившихся племен захватывали один английский форт за другим, пока союзники Понтиака на своей территории от Миссисипи до Атлантического океана точно следовали его плану, по иронии судьбы сам автор этого плана, верховный вождь индейской войны, до сих пор не мог выполнить поставленную задачу.

По приказу Понтиака в течение двух месяцев пали все крепости и форты в районе Великих озер, в Индиане, Огайо и даже в Пенсильвании. Оставалась только одна крепость — Детройт, самая важная. Поэтому Понтиак поручил ее захват воинам племени оттава и дружественным им племенам. Весной 1763 года война Понтиака и началась.

По плану Понтиака, индейцы должны были овладеть этой самой крупной и самой мощной английской крепостью тоже атакой изнутри. Детройт охраняли три бастиона, на вооружении состояли крупнокалиберные пушки и мортиры. Крепость окружали пятиметровой высоты стены, длиной почти полтора километра. Стены форта с двух сторон защищали еще две выступающие вперед крепости. А перед крепостями, сооруженными на короткой, но широкой реке Детройт, соединяющий озеро Эри с озером Сант-Клер, несли вахту два боевых корабля «Гурон» и «Мичиган».

«Троянским конем» Понтиака должна была стать группа танцоров, которая, как было принято при капитане Кэмпбелле, приходила потешить господ офицеров «танцами дикарей». Но руководство форта сменилось. Вместо весельчака Кэмпбелла командиром стал майор Глэдвин, старый солдат, ветеран нескольких индейских войн, приобретший определенный опыт. К тому же не только военный. Его любовницей была индейская служанка, которую Глэдвин назвал Катериной. Она жила в поселении выше по течению реки и появлялась в крепости ежедневно. В своем поселении Катерина услышала, что Понтиак намерен захватить Детройт, причем изнутри. И сразу же рассказала обо всем своему любовнику.

Попытка штурма Детройта

Глэдвин не подал виду, что осведомлен о плане Понтиака. И когда через несколько дней к Глэдвину прибыл посланец Понтиака с предложением показать английским друзьям индейские танцы, Глэдвин выразил удовольствие и с предложением согласился.

Десятки лодок 7 мая 1763 года переплыли реку Детройт, на лодках было более трехсот индейцев с женами и детьми. «Танцоры» тщательно спрятали оружие и ждали условного сигнала. Раздавались крики: «Зеленый вампун!» Это Понтиак нес «своим друзьям», как было принято, богато украшенный вампун. Сверху вампун был белый, снизу зеленый. В тот момент, когда вождь повернет пояс зеленой стороной, начнется атака. Но Понтиак вампун не повернул…

Глэдвин тепло принял индейцев, с интересом посмотрел их «огненные пляски». Он даже лично провел своих гостей по всей обширной крепости. Но каково же было удивление Понтиака! Стража стояла в усиленном составе, весь гарнизон находился в состоянии повышенной готовности — с примкнутыми штыками.

Попытка штурма ДетройтаСомнений не было, англичан кто-то предупредил. Понтиак по-дружески упрекнул хозяина за недоверие, на что комендант крепости столь же дружески ответил, что эти приготовления направлены не против оттавов, а против индейцев, которых якобы ждут с севера. Глэдвин подарил своим гостям много накидок «в знак памяти о нескольких недавно погибших вождях оттавов». На этом «экскурсия» индейцев и закончилась.

На следующий день вождь со Своими воинами вновь переплыл реку. И снова они пытались проникнуть в крепость. Игра повторилась. Но на этот раз Глэдвин впустил внутрь форта только Понтиака и еще трех вождей оттавов.

И на третий раз Понтиак отправился в крепость. Шел день девятого мая, славный праздник прошений. Детройтский патер Боскет организовал внутри крепости большую процессию. У индейцев опять появился шанс. И опять Глэдвин не позволил войти внутрь форта никому, кроме вождей.

В итоге Понтиаку пришлось отказаться от своего плана «троянского коня». Он прекратил пляски и приступил к осаде Детройта. Как мы уже говорили, такое тактическое действие, как осада, было несвойственно военному мышлению индейцев. А в данном случае индейцев заставляли организовать осаду самой могучей, самой крупной крепости за границами английских колоний, крепости, защищенной стенами, пушками и мортирами, гарнизон которой состоял из двух лучших полков англичан в Северной Америке — «Куинз Рейнджерз» и «Ройял Американз». Крепость, к тому же, охраняли два военных корабля.

Осада Детройта

Несмотря на все это, Понтиак решился на осаду Детройта. Вначале индейцы Понтиака обезвредили всех англичан, находящихся за пределами Детройта. Первыми жертвами стали англичане, проживавшие в то время на так называемом Поросячьем острове на реке Детройт (нынешний Белл-Айл). Затем индейцы Понтиака осадили крепость. Важно было перекрыть доставку продовольствия и живой силы в Детройт. Если не подойдет подкрепление и не будут доставлены продукты питания, гарнизон встанет перед выбором — умереть от голода или капитулировать…

Тем временем известие о восстании Понтиака дошло до главнокомандующего английскими войсками в Северной Америке, победителя в канадской экспедиции против монреальских французов Джеффери Амхерста. Поступила информация не только об осаде Детройта, но и о десятках погибших укреплений. Военная слава Амхерста клонилась к закату. Потеряны были Преск-Айл, Эдвард Аугустус, Венанго, Сандаски, форт Майами. Укрепление за укреплением, крепость за крепостью обращались в пепел. И Амхерст пошел на все, чтобы сохранить не только английские колонии, но и свое доброе имя.

Осада ДетройтаОн передал в Детройт свой первый приказ: «Любого индейца Понтиака, попавшего в наши руки, следует немедленно убить. Уничтожение этого скота (индейцев) — единственная защита нашей будущей безопасности». Этот расист предлагает самое эффективное, с его точки зрения, средство, как победить врага: «Распространить в стане индейских племен черную оспу».

Но больше, чем эти странные приказы и заявления, больше награды в 100 фунтов стерлингов за голову Понтиака, увеличенной затем в течение недели в два раза, единственной сопротивляющейся крепости Детройту могли помочь подкрепление и продовольствие.

Подмога

Генерал Амхерст объявил в английской колонии всеобщую мобилизацию, направил в Детройт продукты, а командиром отряда помощи назначил своего заместителя капитана Джеймса Далиелла. К экспедиции присоединился и лучший солдат британской Америки рейнджер Роберт Роджерс. Снова Роджерс!

55-й и 60-й полки, возглавляемые Далиеллом, проследовали к озеру Эри. Затем англичане миновали развалины крепости Преск-Айл, разрушенной несколько недель назад отрядами Понтиака, затем — развалины форта Сандаски. Эту крепость превратили в пепел гуроны. Капитан-забияка начал понимать, что на этот раз с индейцами шутки плохи.

И все же Далиелл продолжал путь, теперь на лодках, к Детройту, под защиту его стен. Ему везло. Над рекой постоянно висел густой туман, и гуронские разведчики заметили английскую флотилию только возле Детройта. Индейцы объявили тревогу, несколько лодок утопили, ранили 14 солдат. Однако оставшиеся благополучно прорвались к крепости.

Осада ДетройтаГлэдвин радостно приветствовал и поздравил Далиелла с успешным завершением долгого пути. Но честолюбивый приближенный Амхерста вовсе не был удовлетворен. Ведь он пришел в Детройт, чтобы подавить восстание Понтиака, а не отдыхать за безопасными стенами крепости. Он планирует совершить из Детройта дерзкую вылазку и внезапной атакой уничтожить осаждающих. Опытный Глэдвин предупреждает Далиелла об опасности такого шага, но капитан настаивает на своем. Оба командира расстаются недовольные друг другом.

В одну из теплых ночей июля команда Далиелла переправилась на другой берег реки. Безопасность им обеспечивали два военных корабля, базирующихся в Детройте. Разведчики Понтиака тут же отметили выход экспедиции из крепости. Сообщение передали вождю индейских племен, и тот быстро переместил свои отряды к броду на одном из притоков реки, к Пэренте Крику. Здесь, менее чем в двух милях от крепости, индейцы и стали ждать экспедицию.

Когда основная часть английской экспедиции поднялась на длинный мост, Понтиак дал знак своим стрелкам. Ярко светила луна. По обеим сторонам моста чернела вода Пэренте Крика. Спасения не было. Солдаты экспедиции Далиелла, которые в момент атаки Понтиака находились на середине моста, погибли. Оставшиеся в живых кинулись назад к Детройту. Но индейцы уже перекрыли им и эту дорогу. Первой жертвой стал сам Далиелл, по воле случая его сразила пуля свояка Понтиака.

После гибели Далиелла командование принял его заместитель капитан Грей. Но и он через несколько минут был ранен. Остатки карательной экспедиции сохранил Роджерс со своими рейнджерами. Они прикрыли собой отход экспедиции в Детройт. А на поле боя, где по планам Далиелла должна была умереть слава и сила воинов Понтиака, остались лежать он сам и с ним десятки его солдат. Состав 55-го и 60-го полков уменьшился в десятки раз, и когда они вернулись в Детройт, уже не было сомнений в необходимости подчиниться Глэдвину.

Затяжная осада

Здравомыслящий Глэдвин продолжал свою игру «кто кого пересидит». Как и индейцы, терпеливо ожидавшие, когда англичане вновь выйдут за пределы крепости, столь же терпеливо ждал Глэдвин того момента, когда это ожидание индейцам надоест. Конечно, обстановка складывалась не в его пользу. Заместители Глэдвина и ряд офицеров гарнизона уже несколько раз предлагали своему командиру оставить Детройт.

Затяжная осадаНо Глэдвин не спешил с капитуляцией. Он не терял надежду, что внимание индейских воинов хоть на мгновение ослабнет. Только через месяц после победы Понтиака у Пэренте Крика такая минута наступила. Как выяснилось позже, Понтиак в эту ночь отвел свои отряды за реку, чтобы без помех со стороны неприятеля провести военный совет. Англичанам удалось использовать это неожиданное затишье. Глэдвин немедленно отправил военный корабль на английские базы снабжения у Ниагары. Корабль «Гурон» забрал 80 мест продовольствия, 60 новых солдат и через несколько дней беспрепятственно вернулся в крепость. Спустя пару дней уже оба корабля вновь отправились на базу. Но «Мичиган» тяжело пострадал во время бури на озере, и «Гурон» вынужден был вернуться. Положение изолированного Детройта снова быстро ухудшилось. Но и в лагере Понтиака начались волнения. Многочисленные индейские племена торопились на осеннюю охоту, не хватало товаров, которые раньше поставляли европейские торговцы; некоторые из племен перестали верить в приход долгожданной французской армии, союзника, в расчете на которого Понтиак начал эту войну.

Случилось так, что в середине сентября вождь одного из племен оджибве заключил с Глэдвином сепаратный мир. Вслед за ними то же сделали и многочисленные потаватоми.

Понтиак еще раз попробовал оживить боевой дух индейцев. 20 октября он созвал большой военный совет, на котором вновь напомнил слова пророка, рассказывал, какие обнадеживающие сведения получил из крепости, страдающей от голода и жажды, заверял, что французы не могут предать своих друзей, которых именно они убедили начать эту антианглийскую войну.

Когда огонь совета погас и вождь остался один у тлеющих поленьев, он был счастлив. Он верил, что, возможно, уже завтра Детройт падет, послезавтра континент индейцев снова станет индейским.

Предательство французов

Через несколько часов после завершения «конгресса индейцев» к Понтиаку прибыл кадет Деквиндр, посланец «южных» французов, который доставил письмо от командующего, французскими силами де Вильерса. Де Вильерс сообщал:

«Хозяин жизни посоветовал Великому королю Франции и Великому королю Англии заключить нерушимый мир. Поэтому просим всех вождей и воинов, связанных с французами, глубоко закопать боевые топоры». И далее: «Мы знаем, как вы будете рады, увидев англичан и французов выкуривающими одну трубку и живущими как братья». Одновременно де Вильерс предупреждал Понтиака: «А если будете продолжать войну с англичанами, придется воевать и с нами».

Предательство французовС нами! Мечты Понтиака остались мечтами.. Через три дня его ставку покинули самые надежные союзники — оджибве. А воины его собственного племени, узнав, что французы никогда не придут на помощь индейцам, избрали себе нового вождя, более миролюбиво настроенного Атаванга.

Так закончилась осада Детройта. Понтиак с горсткой верных друзей отходит к Миссисипи и живет на территории майями. На юге отдельные племена все еще ведут бои. А их не знавший поражений вождь в 1766 году подписывает в форте Онтарио официальный мир с англичанами. В оттавские поселения на реке Детройт он уже никогда не вернется…

Он жил в разных местах в Кентукки и во «французском» Иллинойсе. Весной 1769 года Понтиак приехал к своим друзьям в одно из старейших поселений французов, в Каоки, расположенное вблизи слияния Миссисипи с Миссури. Рядом находилось английское укрепление. Форт-де-Шартре. Его новый командир полковник 18-го королевского полка Джон Уилкинз явно хотел использовать приезд Понтиака для сведения старых счетов. Он договорился с пеориями, небольшим племенем, живущим поблизости, чтобы они «позаботились» о Понтиаке. Убийство должен был осуществить сам Макатачинга (Черный пес), вождь пеорий. Но тот это дело поручил своему внуку.

Возможность представилась 20 апреля. Понтиак со своим пеорийским другом приехал в английский магазин в Каоки. На улице никого не было, и при выходе из магазина внук Черного пса вогнал томагавк в Понтиака и убил его.

Умышленное убийство возмутило индейские племена от Великой реки до Атлантики. Племя Черного пса было вырезано. Разгневанные индейцы не оставили камня на камне и от самого поселения. В день первой годовщины убийства Понтиака в магазин, где тот погиб, вступил новый вождь чиппева Минавана и прикончил находящихся там двух английских торговцев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *