Иногда и в 1944 году нашим приходилось отступать

Солдаты поднялись в атаку ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Очень трудно было наступать в распутицу. Конечно, и мы уже многому научились, да и техника стала лучше. И все-таки продвижение шло очень медленно. Пехотинцы отрывались вперед, мы за ними не успевали, а наши тылы и вовсе отстали.

Между реками Ингулец и Южный Буг 150 километров. Пройти их нужно было по бездорожью, с тяжелой техникой, с кровопролитными боями. Недалеко от города Новый Буг неожиданная встреча с командующим 46-й армией генерал-полковником Глаголевым.

— Вашей дивизии предстоят ожесточенные бои. Спешите подтянуть артиллерию, капитаны. (Со мной был капитан Елизаров).

В Новый Буг мы въехали, когда он уже полностью был освобожден. Тут в основном хозяйничали казаки Плиева. На станции стояли эшелоны с горючим, продовольствием. Мы запаслись бензином, продуктами, средствами буксировки и двинулись по маршруту Сухой Еланец, Новая Одесса. По дороге встретили заместителя комдива полковника Елсукова. И он торопит:

— Спешите, спешите. И имейте в виду: фашисты малыми и большими группами вырываются из Березников. Не нарвитесь на зверя.

Но без коротких стычек с врагом не обошлось. Поздно вечером прибыли в район Сухого Еланда. К утру подоспел и капитан Елизаров с двумя гаубицами. Таким образом 3-й дивизион был в полном составе, хотя и с малым количеством снарядов.

На НП командира 8-го гвардейского стрелкового полка подполковника Кишко мы прибыли к исходу дня и сразу отправились на рекогносцировку. Уточнили передний край противника, его огневые средства, ознакомились с задачами полка.

Они заключались в том, чтобы вместе с соседним полком прогнать немцев из Сухого Еланца, Лионполя и на плечах противника ворваться в Новую Одессу, захватить переправу через» Южный Буг.

— Как видите, задача не из легких,— сказал Кишко,— немцы будут стоять насмерть за переправу. Она единственная здесь. У вас снарядов маловато, но знаю вас как мастеров артиллерийского огня.

— Огонь будет неплотным, но метким, — ответил Коваль.

После сравнительно непродолжительного боя населенные пункты Сухой Еланец и Лионполь были освобождены. Пехотинцы, а вслед за ними и артиллеристы, устремились к переправе и Новой Одессе. Хорошо взаимодействуя, проявляя мужество, отвагу и решительность, гвардейцы овладели переправой и завязали бой на южной окраине Новой Одессы.

Как в самом районном центре, так и в его окрестностях были большие запасы известкового камня. Жители строили из него заборы и стены. Их-то и приспособил враг для обороны.

Пока шел бой, местные жители скрывались в катакомбах. Там же наш полковой врач развернул и свой пункт медпомощи.

Надо было выбивать немцев из-за каменных укрытий. На помощь пехоте подоспели орудия сопровождения. Расчет Федорова в ходе наступления был контратакован взводом фашистских автоматчиков, пришлось дать отпор. Вскоре забор, за которым укрывались автоматчики противника, стал для них крышкой гроба.

Наводчик орудия, новобранец Еременко в этом бою уничтожил несколько пулеметных гнезд.

Потеря переправы привела фашистов в бешенство. Они вместе с румынскими частями попытались при поддержке большого количества танков и штурмовых орудий отвоевать переправу. Бой разгорелся с новой силой. По команде Коваля 8-я и 9-я батареи открыли противотанковый заградительный огонь.

В рядах атакующих немецко-румынских войск замешательство, пехота залегла, загорелось несколько танков и самоходок. Наши гвардейцы контратакуют. Огневой бой перешел в рукопашную схватку. Весь день 18 марта воины дивизии в тяжелых условиях сражались с врагом, отбивая атаки, сами переходили в наступление и отбрасывали врага.

И все-таки нам пришлось отступить. Значительно превосходящими силами противник, не считаясь с потерями, атаковал и атаковал позиции пехотинцев и артиллеристов. Наши пятились до тех пор, пока из резерва не подошли гвардейцы 3-го полка.

В первых рядах атакующих — заместитель комполка по политчасти подполковник Гаврилов. Не давая фашистам передышки, наши части прорвались на Западный берег Южного Буга, заняли плацдарм в районе Ткачевкн и Ковалевки. Но гитлеровцы продолжали контратаковать.

Артиллерия противника открыла шквальный огонь, авиация подвергла массированному удару наши позиции. Гулял огненный смерч, один за другим гибли боевые товарищи.

Каждому приходилось драться за двоих, троих. Взводу — за роту. А фашисты все усиливали наступление вдоль берега к переправе, чтобы лишить наши войска единственной коммуникации с западным берегом.

В батареях осталось по 10 снарядов на орудие. Нужно было вести в буквальном смысле снайперский огонь. Но и орудия выходили из строя. Редели расчеты. В этом бою тяжелое ранение получил командир нашего артполка Писанко. Два долгих года он и врачи боролись со смертью и победили.

Наступление советских войск

Сражение на плацдарме не стихало. Превосходящим силам противника снова удалось потеснить наших воинов и выйти к переправе. В этот критический момент командир дивизии полковник Кухарев встал во весь рост:

— Гвардейцы, вперед!

Удар гвардейцев оказался ошеломляющим, и враг подбежал. А отважный комдив остановился и замертво рухнул. Так и не узнал он о том, что ему присвоено звание генерал-майора.

Находясь в боевых порядках воинов своего 8-го гвардейского стрелкового полка и увлекая их за собой в контратаку, был смертельно ранен и подполковник Кишко. За три года войны он совершил не один героический подвиг во имя Родины, а в этом бою отдал за нее свою жизнь.

Орудия ухали все реже и реже, а затем смолкли совсем. Пусты снарядные ящики. Тогда Кочейкин, Терехов, военфельдшер Кабиров, Корявец совершили по несколько рейсов на двух рыбацких лодках с боеприпасами, а оттуда переправляли раненых.

Последним рейсом на свой новый КП отправился майор Коваль с группой разведчиков и связистов. Все эти водные путешествия совершались под градом пуль и снарядов.

Оставшиеся на юго-восточной окраине Новой Одессы артиллеристы и пехотинцы укрепляли свои позиции, приводили в порядок технику, готовились к новому бою.

Наступили по-весеннему солнечные дни. Дороги и поля немного подсохли. Этим незамедлительно воспользовались подразделения боепитания во главе с Пугачевым. В течение суток на огневые позиции доставлено несколько ящиков со снарядами. Прибытие Пугачева батарейцы встретили возгласами «ура!» А один из остряков заметил:

— Выдать ему первую квитанцию, как у нас в колхозе давали за хлебозаготовки.

Наконец-то получили поддержку с воздуха. Двое суток наши летчики бомбят позиции фашистов. И всякий раз, пролетая над нами, покачивают крыльями, то ли приветствуя, то ли извиняясь за то, что не могли раньше помочь.

Объявили приказ о назначении полковника Кузьмы Дмитриевича Парфенова командиром дивизии. Многие воины знали его со дня Ельнинского сражения, в котором мы заслужили гвардейское знамя. Исполнение обязанностей командира артполка возложено на заместителя по политчасти подполковника Крылова.

Начальник штаба артиллерии дивизии подполковник Чефранов от имени командования дивизии приказал полным составом полка произвести 6—8 залпов по засеченным целям противника. Тем отдать дань павшим героям.

Изнуренный непрерывными боями в тяжелых условиях бездорожья и распутицы, понеся немалые потери при освобождении городов и сел правобережной Украины, артполк, как и другие полки дивизии, нуждался в пополнении личным составом и техникой. С этой целью в конце марта 1944 года нам приказали отправиться в район дислокации армейских тылов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Иногда и в 1944 году нашим приходилось отступать
  1. В этот же день 18 марта в 10 км от Сухого Еланца в селе Кандыбино погиб мой дед капитан, командир батальона 137 гвардейского стрелкового полка , Сафронкин Василий Иванович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *