Иногда жизнь бойца может спасти только саперная лопатка

Первые бои войны

Вот так сложились боевые дела у Михаила Трофимовича Зорина — кавалериста 10-й заставы. Обратимся к его воспоминаниям: «В субботу, вечером, как обычно, для личного состава демонстрировалась кинокартина. Перед сеансом выступил с беседой заместитель начальника нашей школы младшего начальствующего состава по политчасти. Один из курсантов спросил тогда у него: «Это верно, что немцы нам объявили войну?»

Батальонный комиссар объяснил, что войну немцы не объявляли, а нарушения государственной границы участились, такие случаи были и сегодня.

В первые минуты войны я по приказу начальника заставы лейтенанта Дятлова доставлял на позиции боеприпасы и гранаты из склада артснабжения. После часового сражения наши ряды уменьшились. Я тоже занял место в боевом порядке заставы. В 5 часов утра гитлеровская пехота начала форсировать реку Сан. Огнем наших пулеметов, автоматов и винтовок она была отброшена.

Партизанский отрядПосле двухчасовой артиллерийской подготовки батальон фашистов переправился через Сан и стал наступать на заставу. Подпустив гитлеровцев на 80 метров, пограничники открыли по ним прицельный огонь из винтовок и пулеметов. Но немцы подходили все ближе и ближе. Когда они подошли вплотную к блокгаузу, мы со штыками бросились в контратаку. Враг не выдержал. Мы прогнали его до самого берега. Гитлеровцы открыли из-за реки артиллерийско-минометный огонь и под его прикрытием возобновили атаку, начали окружать заставу. В 8 часов утра к нам на помощь прибыл взвод разведчиков 39-й стрелковой дивизии. Когда немцы ворвались в разрушенные блокгаузы, оставшиеся в живых воины-чекисты встретили их огнем. Однако вражеским автоматчикам удалось их окружить. Пограничники залегли, выдвинули вперед станковый пулемет. Скосили первые ряды фашистов, в рукопашной схватке отбросили их назад. С помощью подкрепления гитлеровцы снова окружили заставу, начали стрелять из минометов. Десяти нашим бойцам удалось вырваться из этого кольца и присоединиться к подразделению Красной Армии. В их числе был и я.

К концу первого дня войны мы отступили на три километра и заняли оборону. Только мне тогда пришлось вырыть не один десяток разных окопов. Благодаря саперной лопате и спасся…

22 июня наша 10-я застава уничтожила 2 станковых пулемета, противотанковое орудие, легковую и грузовую автомашины и около 100 солдат и офицеров врага.

Выйдя на рубеж Рава-Русская, мы встретились с танковыми частями Красной Армии. Танкисты взяли нас с собой. 26—27 июня заняли оборону на западной окраине Львова.

После ряда боев вышли к Киеву, а затем были отправлены за Днепр, в Броварский район. Здесь из оставшихся в живых курсантов школы младшего начальствующего состава, где я учился, коммунистов и комсомольцев Киева сформировали партизанский полк. Мы вооружились ручными и противотанковыми гранатами, бутылками с горючей смесью, винтовками и автоматами немецкого образца. Трофейное оружие нам выдали потому, что в тылу врага легче достать боеприпасы. Партизанский полк состоял из десяти отрядов. Командовал им генерал-майор Петров.

В июле к нам прибыл Маршал Советского Союза Семен Михайлович Буденный. Он прошел перед строем полка, беседовал с курсантами и командирами.

БуденныйПолучив боевое задание, мы через Киев отправились в тыл противника, в Житомирскую область, в урочище города Малин.

Я находился в ячейке управления при начальнике отряда и нес его охрану. Трое из этой ячейки были при командире, остальные трое — при комиссаре. На задания партизаны ходили группами по пять — десять человек. Они нарушали коммуникации противника, ликвидировали отдельные его объекты, им часто приходилось вступать в бой.

После двух месяцев борьбы в тылу врага нас отозвали, и мы присоединились к частям Красной Армии».

Так сложился боевой путь М. Т. Зорина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *