«Исследования» с сыпным тифом в Бухенвальде

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Заявление эсэсовского врача

Я, Вальдемар Ховен, находясь в крепости Ландсберг, будучи предупрежден, что за дачу ложных показаний я несу уголовную ответственность, настоящим под присягой добровольно и без принуждения заявляю следующее: — Я видел, что в блоке 46 концентрационного лагеря Бухенвальд (станция по исследованию сыпного тифа) были вывешены большие таблицы, на которых стояло «Беринг слабая» и «Беринг сильная». Из этого следовало, что в блоке 46 заводы Беринг («ИГ») производили опыты со своей сыпнотифозной вакциной.

Мне известно, что первые ящики и коробки, в которых в концентрационный лагерь Бухенвальд присылали вакцину сыпного тифа (весна 1942 года), а позднее также препараты из Хехста, попадали сначала в блок 46, то есть были адресованы «станции по исследованию сыпного тифа».

Д-р Динг впоследствии лично рассказывал мне — это было приблизительно в середине 1942 года,— что фирма, от которой концлагерь Бухенвальд получает сыпнотифозную вакцину и не хочет, чтобы посылки отправлялись в адрес станции по исследованию сыпного тифа, и что поэтому заключено соглашение, по которому эти посылки в будущем пойдут в адрес «гарнизонного врача войск СС в Веймаре». Это было бы обычным, безобидным адресом, из которого почта ничего не смогла бы узнать.

Переписка между «ИГ» и д-ром Дингом по его указанию— в целях маскировки — подписывалась мною, лицом посторонним, совершенно не разбиравшимся в вопросах, связанных с сыпным тифом.

Равным образом мое имя использовалось в целях маскировки в соответствии с договоренностью, достигнутой между д-ром Дингом и «ИГ», согласно которой различные посылки с препаратами «ИГ» для опытов с сыпным тифом в блоке 46 шли в мой адрес. Это обстоятельство было известно «ИГ», иначе он должен был бы когда-нибудь обратиться ко мне в связи с опытами с его препаратами. Однако этого он никогда не делал.

Д-р Динг рассказал мне однажды с гордостью — это было в 1942 году,— что он вступил в контакт с «ИГ». Мне известно, что в 1943 году он посетил Хёхст. Д-р Динг не сообщил мне после своего посещения Хёхста, что «ИГ» настаивал, чтобы в будущем проведение серий экспериментов было приостановлено. Наоборот, он рассказал мне о своем полезном контакте с заводами в Хёхсте. В этой связи я припоминаю имя Лаутеншлегера. Д-р Динг часто упоминал, что «ИГ» очень ценит его, чему мы в Бухенвальде были очень удивлены, так как «ИГ» считался самым крупным объединением.

Вообще, и в частности в немецких научных кругах, должно было быть известно, что СС не имела достойных упоминания ученых.

Очевидно, что при экспериментах, проводившихся в концентрационных лагерях с препаратами «ИГ», речь шла только об интересах «ИГ», который всеми средствами стремился установить действенность своих препаратов и, если можно так выразиться, заставить СС проделать в концентрационных лагерях всю грязную работу. «ИГ» старался не дать всплыть на поверхность этому факту, а замаскировать подробности своих экспериментов, чтобы затем извлечь из них для себя результат, то есть прибыль. Не СС, а «ИГ» был инициатором этих экспериментов в концлагерях.

лагерь

Я припоминаю, что после того, как в блоке 46 начались опыты с препаратом «ИГ» рутенолом, д-р Динг был очень возмущен этим плохим препаратом. Он собирался написать об этом «ИГ», чтобы тот прекратил поставки рутенола.

До моего ареста в сентябре 1943 года в Бухенвальде не было ни эпидемии, ни отдельных случаев заболевания сыпным тифом, которые возникли бы естественным путем. Все случаи заболеваний сыпным тифом в Бухенвальде были вызваны искусственным заражением.

Я тщательно прочитал каждую из трех страниц этого заявления, собственноручно подписал их, сделал своей рукой необходимые исправления, завизировал их и настоящим под присягой заявляю, что я в этом заявлении сказал чистую правду. Д-р Вальдемар Ховен, 3 октября 1947 года

Начальнику полиции Штейнбаха-Галленберга. С 1939 года я работаю в институте им. Роберта Коха. За это время в институт для обучения прибывало много врачей из вермахта и войск СС. Так как я работал в эпидемиологическом отделении (научно-исследовательской секции), мне было дано задание познакомить этих врачей с бактериологической диагностикой и техникой. В апреле 1943 года к институту был прикомандирован штурмбанфюрер войск СС д-р Гросс… Д-р Гросс рассказал мне, что штурмбанфюрер д-р Динг испытал приблизительно на 4000 заключенных концентрационных лагерей эффективность различных вакцин против сыпного тифа.

Большинству этих лиц предварительно были сделаны предохранительные прививки, после чего они были заражены сыпным тифом, тогда как несколько сот лиц были заражены без предварительной иммунизации. Смертность среди лиц, которым не были сделаны предохранительные прививки, была почти стопроцентной. Среди тех, кому были сделаны предохранительные прививки, также имелись многочисленные случаи смерти.

Показания капо

Я, Артур Дицш, находясь в крепости Ландсберг, будучи предупрежден, что за ложные показания я буду привлечен к уголовной ответственности, настоящим под присягой добровольно и без принуждения заявляю следующее: …Отчеты о сериях экспериментов с сыпным тифом в блоке 46 я написал вместе с одним писарем на основе историк болезни и температурных кривых.

Д-р Динг взял эти отчеты в Берлин и показал их заинтересованным инстанциям. Д-р Динг рассказал мне, что «ИГ» было сообщено об эффективности различных вакцин, а также, что заводы Беринг («ИГ») были разочарованы результатами, достигнутыми при применении их вакцин. При поездках в Берлин д-р Динг брал с собой также температурные кривые больных и истории болезни; из них было видно, что речь шла об искусственном заражении.

Согласно заявлению д-ра Динга, «ИГ» послал в Берлин доверенное лицо, которое ознакомилось там с имеющимися материалами (отчетами, температурными кривыми), которые должны были храниться в строгой тайне.

При поддержке «ИГ» д-р Динг проводил в блоке 46 эксперименты с лечебными препаратами, выпускаемыми «ИГ»,— акридином и рутенолом (3582) на искусственно за-раженных сыпным тифом заключенных. «ИГ» посылал в Бухенвальд огромное количество этих препаратов…

Один из руководителей «ИГ» (д-р Вебер) в середине 1943 года около получаса находился в блоке 46. В это время я стоял рядом с ним и показывал ему большие листы с температурными кривыми и отдельные истории болезни, которые велись на каждого больного сыпным тифом заключенного…

Д-р Вебер был очень удручен результатами опытов с препаратами «ИГ» и все время пожимал плечами. В беседе с Дингом-Шулером он сказал также: «ИГ» не желает иметь официальных сведений об опытах на людях или об искусственном заражении людей»… Переписка между «ИГ» и концлагерем Бухенвальд велась под грифом «строго конфиденциально и совершенно секретно», так как речь шла об опытах на людях… 2 октября 1947 года. Артур Дицш

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *