История милиции и полиции в нашей стране

История милиции
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Знает ли уважаемый читатель, что означает слово «полицейский»? Вне всякого сомнения, знают все. Однако не многим известна история возникновения этого слова. Происходит оно от греческого слова «полис», то есть «город». Отсюда и английский «полисмен» – городской человек, городской стражник. Кстати, в русском языке существует собственное слово, построенное по тому же принципу – «городовой». Городовыми назывались низшие чины русской полиции до Революции. Было бы неплохо вместо интернационального слова «полицейский» вернуть наших собственных старинных городовых. Ведь история органов внутреннего правопорядка в нашей стране насчитывает не одно столетие и имеет собственные богатые традиции. Но обо всем по порядку.

Охрана имущества и спокойствия граждан – одна из основных функций государства. Согласно летописи, приглашая на княжение Рюрика, старейшины славянских и финно-угорских племен в качестве первоочередной задачи поставили перед князем задачу установление порядка в стране: «наряда». Однако, как ни покажется странным, органы правопорядка появились далеко не сразу. Первоначально они не были выделены из того, что можно назвать «силовым блоком». Княжеские дружинники, сражавшиеся на рубежах страны с немецкими рыцарями или степными кочевниками, в случае необходимости могли «опрессовать» и внутреннего врага: разогнать разбойничью банду или придушить в зародыше мятеж.

С развитием и усложнением общества ситуация менялась. Пожалуй, ранее всего из «силовиков общего назначения» выделилась городская стража. Это и были первые «городовые-полицейские». Стражниками становились, в основном, воины демократического происхождения. Происходило это потому, что служба неслась пешим порядком, не обещала ни славы, ни денег. Поэтому аристократ мог, в лучшем случае, стать во главе городской стражи. А рядовые должности занимали выходцы из простых горожан и окрестных земледельцев.
Со времен Ивана Грозного городовая стража по статусу равнялась стрельцам: «служилым людям по прибору». Их функции напоминали функции современной патрульно-постовой службы и Росгвардии: они отвечали за порядок на улицах и за пресечение массовых беспорядков.

Детищем грозного царя является и Разбойный приказ – прообраз разнообразных современных следственных и карательных органов. Возглавлял разбойный приказ боярин. Это означало, что организация эта имела статус своеобразного средневекового министерства. Приказные дьяки (то есть чиновники, не путать с дьяконами – священнослужителями) расследовали дела о разбоях, грабежах, убийствах, воровстве и поджогах. На местах, или, как теперь принято говорить, «в регионах» расследованием уголовных дел мелкой и средней тяжести занимались «губные старосты».

Боярина назначал царь, а губных старост выбирали местные жители из тех людей, кому доверяли. Они не были профессионалами и не имели специального образования. Поэтому правоохранительная система работала не слишком эффективно. Справедливости ради нужно сказать, они хорошо справлялись с крупными делами, представляющими опасность для государства или самого царя-батюшки. От мелких воришек и задир-соседей человек должен был защищать себя сам. Надежды на помощь тяжеловесной государственной машины было немного. Судебная система тоже оставляла желать много лучшего. В древнерусской литературе XVII в. огрехи судебной системы ярко отразились в «Повести о Ерше Ершовиче». Бедная рыба Ерш судится с «боярским сыном» Лещом. В подводном царстве происходит все, как у людей. Выступает лжесвидетель – Сельдь. И судья, в роли которого выступает «Сом с большим усом», за взятку решает дело в пользу Леща, а Ерш вынужден спасаться бегством.

При этом государством постоянно предпринимались попытки как-то улучшить работу правоохранительных органов. Не обошлось тут и без великого реформатора Петра I. Его указом была создана городская полиция в городе Санкт-Петербурге. Возглавлял полицию генерал-полицмейстер, находящийся в пятом чине Табеля о рангах. Потом эта должность много раз меняла название. Сама структура правоохранительных органов усложнялась. При императоре Александре I выделилась политическая полиция: жандармерия. Серьезным шагом к улучшению защиты граждан о воров и убийц был сделан после отмены крепостного права в ходе Судебной реформы 1864 года, проведенной Александром II.

К революции 1917 года Россия подошла с весьма неплохо работающей полицейской системой. Порядок на улицах российских городов поддерживали городовые, уголовных преступников ловили полицейские следователи, а революционеров и террористов – агенты III Отделения Его Императорского Величества Канцелярии и жандармы. Читатели, заставшие советское время, наверное, понят детские рассказики о Ленине, который вечно убегал и прятался от жандармов.

Но грянула Великая Октябрьская революция. Революция смела с лица страны все прежние государственные органы управления. В том числе была упразднена и полиция, к которой новые революционные власти по старой памяти относились весьма недружелюбно. Считалось, что в «государстве рабочих и крестьян» преступности не будет, ведь не останется ни классовой розни, ни собственности. Не будет «классовой базы» для существования преступности. Реальность, увы, оказалось совершенно иной. Преступность не только не исчезла, но многократно усилилась. Голод и война толкали на преступления даже таких людей, которые бы раньше ни за что не подумали об убийстве и грабеже.

Молодому советскому государству пришлось реагировать на сложившуюся ситуацию. Был организован ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР.

История милицииОднако главной целью ВЧК была борьба с конрреволюцей, то есть с политическими преступлениями. А кто же должен ловить простых воров-домушников и бытовых убийц? Полиция? Но стоило ли производить революцию, чтобы снова создавать полицию?

У советской власти был свой рецепт, как перенести полезные государственные институты из прошлого без идеологических потерь. Очень просто: подобрать другое название. Так законы стали декретами, офицеры – краскомами (красными командирами), гимназии – школами, директора – заведующими и пр. А полиция, возродившись в советской России, стала милицией.
10 ноября 1917 г. в РСФСР была создана милиция. Милицией до этого момента назывались парамилитарные образования, что-то вроде гражданских ополчений, набранных для поддержания порядка из обычных граждан. Именно это и стало концепцией новых органов охраны правопорядка: охраняют порядок не «псы режима», а сами граждане.

На деле, конечно, ловля преступников – это занятие не для любителей. Поэтому милиция, набранная, в самом деле, из рабочих и крестьян, под руководством дореволюционных специалистов довольно скоро превратилась в профессиональную полицию. Однако название «милиция» сохранялось на протяжении всего советского периода и два десятилетия после.

В 2010 г. произошла реформа, в ходе которой «милиция» снова превратилась в «полицию». Относиться к этому можно по-разному. С одной стороны, «полиция» – это правильное название. «Милиция» – это слово не совсем подходящее. Это ведь уже далеко не «любители». Но, с другой стороны, поначалу слово «полицейский» в русском языке коробило из-за сходства с нацистскими «полицаями», недобрая память о которых еще жива. Тут бы, возможно, стоило возродить старинное слово «городовой». Однако и в этом случае нашлись бы шутники, которые обязательно бы припомнили русскую присказку про «японского городового». Так что, пусть уж лучше теперь называются полицейскими. Кажется, все уже привыкли.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *