Их осталось только двое

их осталось
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,43 из 5)
Загрузка...

Летом 1944 года. В 50 метрах от наших траншей — враг. Он запрятался глубоко в землю, сверху видны только железобетонные колпаки с пулеметами. На кольях — накрученная спиралями колючая проволока. А еще ближе к траншеям каждый метр земли заминирован.

За первой полосой обороны — вторая: треугольные каменные надолбы против танков, минные поля, колючая проволока и бетонированные доты. За второй — третья полоса обороны противника: из железа и бетона, сделанная по всем правилам военной инженерной науки. Пулеметы и пушки, колючая проволока и минные поля должны преградить путь наступавшим.

Короткая июньская ночь на исходе. В четыре утра тишину раскололи взрывы. Вспышки снарядов, грохот, запах обугленной земли и раскаленного металла. Бьет наша артиллерия, стреляет противник. Земля дрожит как в лихорадке. Когда канонада стихнет, бойцы поднимутся в атаку.

Рубченкова срочно вызывает комбат Назаренко.

— Убит командир роты. Возьмешь командование на себя.

— Есть!

Рубченков снял с убитого планшетку. На карте маршрут наступления роты. Крестиками помечены первая полоса обороны, вторая, третья. Пробиваться вперед вдоль остатков опор высоковольтной линии.

Грохот оборвался так же внезапно, как и начался. Арт-подготовка закончилась. Из укрытий вышли танки. Грозные Т-34 двинулись на укрепления врага.

их осталось

Младший лейтенант Рубченков приказывает:

— Идти вперед по следу танков, чтобы не подорваться на минах.

Взлетело и покатилось волной яростное «ура!». Рота поднялась в атаку. По рубчатым следам танков, короткими перебежками — вперед и вперед!

Впереди каменистый холм. Обошли его стороной. Сверху из бетонированных колпаков бьют вражеские пулеметы. Прижали солдат к земле. Окопаться нельзя — земля твердая, лопатой не возьмешь. Залегли за камнями, за стволами деревьев. Дважды поднимался батальон в атаку и дважды откатывался вниз.

Рубченков подполз к командиру батальона. Крикнул:

— Всех перебьют! Надо с тыла!..

Сквозь выстрелы едва расслышал:

— Действуй! Возьми храбрых ребят! ..

Шестнадцать бойцов во главе с Рубченковым поползли, охватывая высоту слева.

Связавшись по рации, капитан Назаренко сообщил координаты артиллеристам. Снаряды ложились на вершину холма. Минут через пять обстрел прекратился. В это время с тыла по склону подобрались автоматчики. Забросали гранатами амбразуры. Пулеметы замолчали. Из 16 бойцов ранило только одного. Батальон закрепился на захваченной высоте. Ночью короткая передышка, а наутро снова бой.

Снаряд угодил в проволочное заграждение и сделал проход. Сюда подползают бойцы. Плащ-палатка зацепилась за колючки. Рубченков сбросил ее. Она повисла над головой. Пули мгновенно прошили ее. Но он жив. Вперед, опять вперед! Вот она, траншея, совсем близко, и прямо перед ним орудие, наполовину врытое в землю. Пятеро в касках. Мечутся, заряжают. Сейчас ударят прямой наводкой. В него! В ребят! Схватил лимонку.

Рванул чеку. Бросил. Взрыв. Вскочил. Полоснул из автомата. Ворвался в траншею. Следом за ним еще пятеро. Теперь по траншее — налево и направо. Быстрее расширять полосу захвата. Рубченков осторожно пробирается влево. Пять метров, десять… И вдруг выстрелы. Ему показалось, что пламя ударило прямо в лицо. Он отпрянул за выступ.

Пулемет стрелял, но пули не впивались в стену траншеи. «Значит, бьют из дота». Он продвинулся еще немного и увидел массивную железную дверь. Над ней железный колпак, покрытый резиной. Нащупал противотанковую гранату. Выбрался на бруствер. В железном лбе дота — выемка. Из нее бьет пулемет. Надо очень точно и расчетливо бросить гранату в амбразуру, а самому отпрянуть в сторону траншеи. Правой рукой бросать неудобно. Он переложил гранату в левую. «Осторожнее! Одно неверное движение и граната разорвет на куски. Спокойнее». Правой рукой нащупал чеку. Выдернул. Левой быстро швырнул гранату в амбразуру. Рванулся всем телом к траншее. Взрыв оглушил его. Он свалился в траншею. Массивная полуметровая железная дверь была распахнута …

В траншею спрыгнуло еще несколько бойцов.

— Товарищ лейтенант! ..

— Жив он!

Кто-то подхватил Владимира под руки, поднял.

— Все в порядке,- выдавил Рубченков, приходя в себя.

На другой стороне захваченной траншеи — взрывы гранат. «Второй колпак прикончили… мелькнула мысль. Хорошо. Теперь держаться до последнего… »

По рации Рубченков запрашивает о помощи. В наушниках охрипший голос командира полка:

— Продержитесь до рассвета! До рассвета! Слышите!

— Нас двое! Всего двое!..

— Держитесь!

И двое сражаются.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *