Излюбленная тактика

пулеметчик вов

Март. Повеяло весной. После полудня разбитые, исковерканные гусеницами танков и скатами автомашин дорожные колеи раскисали в густую кашу. Только к полуночи их прихватывал мороз. Время от времени по фронтовой полосе слышалось тяжкое уханье и гул пушек.

Дивизия теснила врага к Харькову. Бойцы подходили к селу Байрак. Слева разлилась полая вода реки и пошла поверх льда. Справа на небольшой высоте расположена пулеметная точка противника. Немецкие пулеметчики встретили красноармейцев плотным огнем. Советские бойцы вынуждены были залечь. Другого удобного пути для движения на село Байрак не было.

Ханпаша получил разобраться с вражеской огневой. В трудных случаях во избежание лишних потерь Ханпаша брал с собой лишь один расчет. Выбрав слепую зону, он подошел к высоте ближе, насколько это было возможно. Огневая точка противника не стихала.

Ханпаша послал бойца с заданием обойти точку и закидать ее гранатами. Прошло пять минут. Взрывов нет, немецкий пулемет действует.

Черные брови Ханпаши сошлись на переносице. Послал второго бойца. Проходит пять, десять минут. Бойцы не возвращаются. Взрывов не слышно.

— Погибли, видно. Славные были ребята… — мрачным голосом сказал Ханпаша. — Ты, Ляпунов, ложись за пулемет и зорко следи. Я сам пойду.

Ханпаша взял автомат в руки, положил гранаты в карман полушубка и, выбрав ложбинку за бугром, пополз напрямик. Прошло пять, десять, двадцать минут.

— Как же так? Неужели… — горько промолвил Ляпунов.

Вдруг из-за бугра показались бегущие немцы с пулеметом. Сразу же красноармейцы насторожились. Но потом, с поднятым на изготовку автоматом, показался Ханпаша.

— Шинель, шинель! — кричал на них Ханпаша, переиначивая по-своему немецкое слово «шнель» (скорее).

— Принимай, ребята, незваных гостей.

— Да как же, товарищ сержант… — начал было Ляпунов.

Лицо Ханпаши было озабочено.

— Некогда, Ляпунов, некогда. Берись за пулемет! А ты, — обратился Ханпаша к другому бойцу, — бегом отведи пленных  и немедленно возвращайся ко мне. Дуй прямо на высоту! Доложи командиру эскадрона: со стороны Викшино подходит колонна немцев. Не меньше батальона. Передай, что я принимаю с ними бой. Бегом!

— Есть! — закричал боец и погнал фрицев к залегшему эскадрону.

Ляпунов и Ханпаша, подхватив свой пулемет с патронами, рванули к высотке.

Только они установили пулемет, как на дороге от села Викшино показались фашисты. Шли они довольно беспечно, наивно полагая, что высота все еще их.

Ханпаша применил излюбленную тактику. Подпустил колонну поближе и почти в упор открыл огонь, скашивая противников наповал. Называлось это у пулеметчиков «открыть огонь по пупам».

пулеметчик вов

Упоенный боем, Ханпаша выкрикивал по-чеченски:

— Змеи ядовитые! Ишаки вонючие! Земли нашей захотели!

На высоту посыпался минный дождь. Потом застрочили автоматы. Немцы опять пошли в атаку. Осколком ранило Ляпунова, и тот повалился.

Медлить было некогда. Ханпаша решил отходить,осколком мины ранило в бок.

Из последних сил Ханпаша все равно вел огонь по противнику. Оглянулся. К нему бежали наши.

— Ура!.. Ур-ра! — неслось по заснеженному полю. Фашисты удирали.

Первыми к Ханпаше подбежали комсорг полка Тарарин Василий и боец Горбунов.

— Жив, Ханпаша?

— Живой, товарищ старший лейтенант. Ранило только. Там наверху тяжело ранен мой второй номер Ляпунов. Помогите ему, пожалуйста.

За день дивизия продвинулась на пятнадцать километров и заняла село Байрак.

Отважного пулеметчика вместе с Ляпуновым отправили в санбат. Рана оказалась не тяжелой. За этот бой Ханпаша был награжден орденом Красного Знамени.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *