Как атаман Платов заработал и укрепил свое положение

Платов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Легендарный донец

«Была бы булава, будет и голова» — казачья поговорка.

Для прояснения многих обстоятельств событий 1812 года необходимо особо выделить личность донского атамана Матвея Ивановича Платова, а также рассмотреть его роль и взаимоотношения с некоторыми лицами из среды российского генералитета и высшей бюрократии.

О легендарном казачьем предводителе написано огромное количество книг, в основном прославлявших его имя и неоценимые заслуги перед Отечеством в череде войн, в которых он принимал участие. В этом ряду особняком стоит лишь недавно защищенная диссертация А. И. Сапожникова .

Платов

Его труд — первая попытка критического научного осмысления биографии знаменитого донца. Автору удалось избежать комплиментарного подхода, пересмотреть на основе большого фактического материала многие устоявшиеся оценки и взгляды на действия М. И. Платова. По иному взглянул он и на отношения «вихорь-атамана» с высшими военачальниками: П. И. Багратионом, М. Б. Барклаем де Толли, М. И. Кутузовым. Поэтому по всем частным подробностям жизни и деятельности знаменитого атамана отсылаем исследователей к этой лучшей на сегодняшний день в нашей историографии работе.

В 1812 г. прошло уже одиннадцать лет, как М. И. Платов, получив Высочайший рескрипт о своем назначении на атаманскую должность, торжественно зачитал текст в собранном по этому случаю войсковому кругу, принес в церкви клятвенную присягу и взял в руки атрибуты атаманской власти.

Среди донского генералитета претендентов на занятие тогда вакантного, но самого желанного для всех высшего поста насчитывалось немало. Но окончательный выбор юного императора Александра I пал именно на Платова. В данном случае можно привести несколько объяснений того, почему именно он обошел своих конкурентов в борьбе за атаманскую булаву.

Обычно механизм принятия решений высшими властями империи тщательно скрывался в текстах официальных объявлений и оставался тайной для современников.

Поэтому историку часто приходится лишь догадываться об истинных мотивах и строить свои умозаключения на основе анализа косвенных данных.

Вряд ли только что вступивший на русский трон монарх, плохо представлявший реалии донской жизни и слабо знакомый с внутренним раскладом среди казачьего генералитета, производя новое назначение, руководствовался при этом принципом старшинства (многие донские коллеги Платова тогда были старше его в чине) или хорошим знанием личных достоинств будущего атамана (доказательств этому мы не смогли найти).

Конечно, в расчет безусловно принималась громадная воинская слава, завоеванная Платовым на полях сражений (один из героев штурма Измаила), а также достаточно прочное положение в старшинской среде (хотя хватало и недоброжелателей). Но в конечном итоге не эти выигрышные моменты предопределили подпись императора под рескриптом. Вероятнее всего, решающим фактором, повлиявшим на царскую волю, оказался общий глас ближайшего военного и придворного окружения Александра I. Точнее сказать, мнение в пользу Платова у большинства влиятельных особ, так как и в этом узком кругу могли быть лица, желавшие видеть на атаманском посту других претендентов.

К 1801 г. в высших кругах армии и общества о Платове сложилась устойчивая репутация, как об удачливом и храбром генерале, который, в то же время, являлся простым и скромным человеком. Немаловажную роль в этом сыграли его постоянные личные контакты со многими представителями сановной петербургской верхушки.
Успешно продвигаясь по служебной лестнице, он с молодых лет стремился заводить связи на вершине государственного Олимпа. И Платову это с большим успехом удавалось делать.

Ему покровительствовал сам знаменитый Г. А. Потемкин, а после его смерти он сумел завоевать полное благорасположение всесильного екатерининского фаворита князя П. А. Зубова и его братьев. Внезапная опала и заточение в крепости при императоре Павле I на какое-то время затормозили его успешную карьеру (в этот период многие младшие сверстники обошли его по службе и в чинах), но уже тогда он смог заслужить полное прощение и вернуть доверие к себе быстро менявшего мнение о людях монарха. Главное — Платов снова сел «на коня». А это оказалось самым важным для его последующего взлета.

Еще до смерти Павла I ему удалось восстановить придворные связи и знакомства и тем самым заставить вновь считаться с собой своих недругов на Дону, а вокруг собственной персоны сгруппировать сторонников и найти новых союзников.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *