Как «бояре» обманывали «царя»

Как "бояре" обманывали "царя"
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Часто власть царя противопоставляют власти его приближенных, проще говоря, чиновников высокого ранга. Такой подход никуда не исчез до сегодняшнего дня, поскольку довольно распространенным является мнение, что правитель, как бы он не назывался (монарх, президент) либо является кем-то закулисно управляемым, либо героически борется с враждебным ему (и народу) окружением.

Обычно в период слабости государственной власти возникают прецеденты, когда правитель фактически передает реальную власть в руки сильного человека из своего окружения, как таких принято называть – временщика. Положение временщика было шатким, недаром он так назывался. Он всегда зависел от благоволения повелителя и был в окружении врагов-завистников.

Наверное, впервые проблема борьбы за власть законного правителя и окружающей его знати на Руси возникла в период раздробленности, когда князья отдельных княжеств столкнулись с претензиями своего, ранее покорного, а теперь экономически независимого боярства на власть.

Примеров борьбы князей и бояр в ту эпоху довольно много (Андрей Боголюбский, Ярослав Осмомысл, Всеволод Мстиславич, Роман Мстиславич, Даниил Галицкий). Но в такой борьбе, как правило, не возникало двоевластия – либо князь брал верх, либо бояре.

Другая ситуация складывается в процессе формирования централизованного Русского государства, начиная от Ивана III, когда боярами становятся бывшие аристократы, князья из Рюриковичей или Гедиминовичей, полагавшие, что правитель должен считаться с их интересами, а лучше – служить им. И когда власть правителя давала слабину, высокие сановники, старались этим воспользоваться.

Так произошло в начале правления Ивана Грозного, за которого боярские роды Шуйских, а затем – Глинских фактически правили в период его малолетства, используя юного Ивана в своих интригах. Впрочем, он им потом все компенсировал.

После смерти Ивана Грозного страна начала свое движение к Смуте, которое сопровождалось ослаблением государственной власти. При болезненном Федоре Ивановиче власть снова пытается захватить аристократическая верхушка в регентском совете во главе с Шуйскими, Мстиславскими, но её перехватывает царский шурин – брат жены царя Ирины Борис Федорович Годунов.

Он и становится первым в России временщиком. Пользуясь своим безраздельным влиянием на царя через свою сестру, Борис ликвидировал большую часть регентского совета и стал полновластным правителем. В этой роли был весьма неплох для России по сравнению с большинством ему подобных.

И патриаршество ввел, и Сибирь окончательно присоединил, но незаконность своей власти ощущал постоянно. Тем более, что на него, независимо от того, делал он это или нет, легло пятно убийцы законного наследника – царевича Дмитрия. Захват власти временщиком стал одной из причин тяжелейшего кризиса в России – Смуты.

Ослабление царской власти продолжалось и после Смуты, когда на престол сел первый Романов – Михаил Федорович. Собственно, его слабохарактерность была одной из причин, почему аристократия согласилась с его кандидатурой на трон. Фактически же с 1619 до 1633 года страной правил отец царя патриарх Филарет.

Его светская власть подкреплялась еще и духовной, но, тем не менее, именно влияние на сына было главным основанием его правления. Нельзя сказать, что он как-то обманывал сына, но при нем происходит невиданный взлет роли церкви в государстве, которая вмешивалась практически во все дела и политические решения. Достаточно сказать, что Филарет носил титул великого государя наряду с царем, и ставил свою подпись во всех важнейших государственных документах.

Борис Морозов в наибольшей степени соответствовал определению временщика в худшем смысле этого слова. Будучи воспитателем молодого наследника, а затем царя Алексея Михайловича, фактически правил страной и использовал эту власть в личных интересах. Проще сказать: был взяточником и казнокрадом и покровительствовал за взятки другим взяточникам и казнокрадам. Это был создатель первой в России финансовой пирамиды.

Хотя Соляной бунт 1648, вспыхнувший во многом благодаря налоговым махинациям Морозова и его подельников, несколько подорвал влияние Бориса Ивановича на царя, реально боярин отделался легким испугом и продолжал влиять на все государственные решения вплоть до смерти. Но нельзя всю его деятельность мазать только черной краской. Борис Иванович покровительствовал иностранным специалистам и предпринимателям (хотя и за взятки), способствовал расширению образования.

Расцвет фаворитизма в России приходится на период дворцовых переворотов середины XVIII века, когда вновь происходит ослабление государственной власти, после смерти Петра I. Недаром на это время приходится редчайший в истории России период женских правлений.

Как "бояре" обманывали "царя"

Женщины были ставленниками различных группировок, боровшихся за власть именно потому, что ими было легче управлять. Уже вступление на престол вдовы Петра Екатерины I привело к тому, что власть сконцентрировалась в руках ее фаворита Александра Даниловича Меншикова. Конечно, возвышение Алексашки произошло при Петре, но тогда этот клептоман не мог развернуться в полной мере, периодически получая от царя дубинкой.

При Екатерине для него настали райские времена. Казну он воспринимал как собственный кошелек, без взяток вообще ничего не делал. Но царствование Екатерины оказалось недолгим, и хотя Данилыч пытался также курировать и юного Петра II. Но вот здесь и проявилось шаткое положение временщика, зависевшее от благоволения правителя. Врагам Меншикова (а среди знати это были практически все) удалось перехватить влияние на императора. Меншиков был смещен, разжалован, лишен и сослан в Сибирь.

При Анне Иоанновне (1730-1740), которая была женщиной, далекой от государственных дел, временщики были разных типов. Один из них явный – Эрнст Иоганн Бирон – фаворит Анны, человек влиятельный, но недалекий. Другой – Андрей Иванович Остерман, стоявший во главе кабинета министров и фактически направлявший всю политику страны.

Реально Бирон и не слишком вмешивался в политические дела, и не слишком много воровал. Любил лошадей и карты и не любил людей. Так что вреда от него как от фаворита было не так уж и много. Что касается Остермана, то его деятельность отличалась как активностью, так и эффективностью. Многие вопросы внешней и внутренней политики были решаемы его усилиями.

Много приложил усилий для экономического развития России, усиления ее влияния в мире. Можно сказать, что при Анне наибольший ущерб государству нанесли не временщики, а сама императрица, тратившая огромные казенные средства на балы, наряды или экзотические развлечения типа свадьбы шутов в Ледяном доме.

При Елизавете Петровне фаворитизм расцвел пышным цветом. Огромное влияние при ней приобрел Алексей Григорьевич Разумовский, который стал близок Елизавете еще до переворота, приведшего ее на престол. Огромные богатства, крупнейшие поместья, массу наград и званий получил бывший бедный украинский казак.

Но непосредственно в политику почти не лез, сознавая, что положение его шаткое, а политика – дело опасное. Куда большую роль при Елизавете играли братья Шуваловы – родные Александр и Петр, взлетевшие благодаря участию в перевороте 1741 года и их двоюродный – Иван Иванович, ставший фаворитом Елизаветы. Шуваловы, а также Воронцовы, А.П. Бестужев-Рюмин – действительные творцы политики России при Елизавете.

Нельзя сказать, что они жертвовали собственными интересами ради страны, но и для нее сделали немало, как например Иван Шувалов, покровитель Ломоносова, содействовавший открытию Московского университета, Академии художеств. Почему, тем не менее, их можно тоже отнести к временщикам?

Их положение опять-таки держалось не только на их личных талантах, но в первую очередь на благоволении императрицы. Просто в отличие от Анны, которая полагала себя умной, не будучи таковой, Елизавета, зная свой слабый государственный ум, приближала к себе людей, которые могли принести пользу государству.

Фаворитизм процветал и при Екатерине, но тут ситуация была уже иная. Ее фавориты делились на многочисленную группу проходных фигур, никакого влияния во власти не имевшая, но радовавшая императрицы в личном отношении, и немногие личности, действительно определявшие лицо екатерининского времени – Орловы, Потемкин. Но нельзя сказать, что они правили за Екатерину, вместо Екатерины и даже делили с ней власть на равных. Хотя значение Потемкина было, конечно, огромным. Скорее, они были талантливыми, близкими ей исполнителями ее воли.

Как можно видеть, временщики, фавориты играют наибольшую роль в периоды слабости государственной власти, зачастую управляя страной вместо законного правителя. Но действительно часть из них составляли корыстолюбцы, казнокрады, обманывавшие, вводившие царей в заблуждение ради собственных интересов.

Но вместе с тем, немало было людей, получивших немалую, а то и полную власть, но, пусть не забывавшие себя, немалую пользу принесших России.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *