Как десантники немцев «гоняли»

как десантники
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Ночью переводчица — комсомолка Катя — при свете трофейной электрической батареи разбирала захваченные в бою документы фашистского штаба, переписку солдат и офицеров.

На одной открытке оказалась песня гитлеровского парашютиста.

Катя читала по-русски с немецкого подлинника: «Красное светит солнце, мы готовы. Кто знает, будет ли оно нам смеяться и завтра?»

— Я знаю: не будет, — заметил десантник, подбрасывая в огонь прутья. — Очень нужно ему смеяться всякой сволочи!

«У нас дикая кровь», — говорилось дальше в песне.

Десантник опять отозвался:

—- Дикую кровь вашу мы выпустим на землю.

Бойцы рассматривали трофеи.

Были в этот вечер взяты немецкие автоматы, винтовки, пулеметы (4 станковых и 12 ручных), ящики с боеприпасами, больше ста лошадей. И еще взяли плетку- многохвостку, которой гестаповцы пороли пленных.

Музей-арсенал десанта значительно пополнился. А трофейное хозяйство здесь по-настоящему богатое. Десантники стреляют из трофейных крупнокалиберных и обычных пулеметов, носят немецкие пистолеты разнообразных систем и при починке часов часто вставляют вместо стекла целлулоид с немецкого, сбитого ружейным огнем транспортного самолета.

Ожидания Ануфриева оправдались. С утра началась вражеская контратака. Прежде всего налетели самолеты. С различных направлений открыла огонь артиллерия.

Все это входит в расчеты десанта: привлекать на себя силы противника, облегчая действия наших армий с фронта. Наша артиллерийская канонада уже слышна на востоке. Однако положение создалось трудное. Противник бил осколочными снарядами по передовым позициям десантников и шрапнелью по лесу над дорогами. Случайно на одной из точек обстрела оказался командный пункт полковника Курышева. Снаряды разрывались в воздухе так часто, что не успевало растаять одно черное облачко, как уже распускалось другое. Шрапнель срубала ветки. Людям пришлось прятаться за деревья. Сдержанный, уравновешенный Курышев перенес КП в более безопасное место и продолжал руководить своими частями.

Теперь пошла в атаку пехота противника. Наступал тот критический момент боя, когда необходимо показать свое превосходство над врагом. Огнем пулеметов и автоматов десантники прижали противника к земле. Он попытался обойти наши фланги, но всюду его встречал губительный огонь. На одном из участков командир Чернов со взводом партизан пошел в штыки и прогнал гитлеровцев с поля боя, захватив легкий пулемет и другое оружие.

В тыл другого взвода просочилась ударная группа вражеских автоматчиков. Десантники уничтожили семерых, восьмого обезоружили и доставили на КП. Это молодой, откормленный фашист, из тех, кого Гитлер держал -, на крайний случай. Лишь недавно он прибыл на фронт.. Он вполне верил, что, заслышав треск автомата в тылу, русские немедля разбегутся, но вскоре сам его бросил.

Часа в три пополудни прибежал разведчик. Колонна силою до батальона заходила в тыл обороне десантников.

Десантники знают, что на войне действительны только организованные меры противодействия, верят в своих командиров. В свою очередь командиры знают, что их приказание будет выполнено, несмотря ни на какие трудности.

Ночью на переднем крае бригады побывал командир воздушного десанта Казанкин. Угостив папиросой бойца, спросил:

— Воюем, сынок?

Казанкин влюблен в своих бойцов. Он часто говорит с гордостью:

— Ведь трудно и опасно, как нигде. А предложи десантнику перейти в другие войска — не согласится. Какая жизнь. В лесах костры, воюем по ночам. Конечно, мы несем жертвы, на то война. Народ не забудет. Каждая капля крови, пролитая бойцом, останется в памяти народной.

как десантники

А комиссар воздушного десанта бригадный комиссар Оленин? Он заболел воспалением легких. За ним прилетел самолет. Он сказал:

— Нет, я буду лечиться в тылу врага.

И вылечился. И снова он — частый и желанный гость в подразделениях.

Итак, противник заходил в тыл парашютистам. Командование решило усилить засаду, которая уже давно оседлала заброшенную дорогу.

В засаде было двадцать три человека. Они уже провели сутки в снежных окопах. Было солнечно. Некоторые дремали, сидя или лежа на поваленных деревьях. По команде все заняли замаскированные места. Приближалась вражеская разведка. Пели жаворонки. Было тепло. Солдаты противника шли, сняв пилотки и полу расстегнув шинели. Их сосчитали — тринадцать человек — и потом уничтожили одним коротким огневым ударом.

Тогда вся вражеская колонна поспешила к месту боя и тоже попала под губительный огонь. Колонна все же развернулась и пошла в наступление на горстку десантников. Тут десантникам помогли преимущества избранного рубежа. Впереди был овраг, полный воды. Левый фланг наступающей цепи не сумел преодолеть под огнем, водную преграду и залег в снег. Видя это, и на правом фланге противник остановился. Тем временем засада, получив подкрепление, усилила огонь. Противник перешел к обороне. Так прошел день.

Ночью десантники, оставив на месте боя лишь небольшой заслон, вышли из этого района и под утро расположились на отдых на полпути к своему основному району. Здесь бойцы узнали, что на имя полковника Казанкина и комиссара Оленина пришла телеграмма с «Большой земли».

Орденами были награждены многие десантники, другие должны были получить награды за только что законченную операцию, во время которой было убито четыреста солдат и офицеров противника.

Уже подводились итоги двухдневных боев. Одно только тревожило десантников — судьба оставленного заслона. Но вскоре и эта тревога рассеялась.

На место привала явился боец Парфенов и доложил:  — Привел одного пленного и одну черную кобылу.

Оказывается, противник просидел в обороне до утра.

Когда он снова двинулся в наступление, перед ним был безлюдный лес. Застава укрылась, так как ее действия  были уже не нужны. Враг расположился в лесу. Так как ее припасы в населенном пункте были уничтожены, то был направлен в дальнюю экспедицию за горячим обедом для оберлейтенанта ефрейтор. Однако оберлейтенанту пришлось пообедать всухомятку, так как ефрейтора вместе с горячими кушаньями захватили в плен бойцы засады. Его имя — Вилли Юигеблуд, он из 1-гo батальона 14-го полка. Эго потрепанный немец, он провел в России зиму и теперь считает прожитые дни. У него унылый вид и рваное обмундирование.

Десантники, участники похода, возвращаются в свой район.

Тяжело раненных товарищей бойцы, уложив на самодельные носилки, несут на плечах. Они идут день и ночь, по колени в воде, иногда проваливаются по пояс. Двенадцать человек, по четверо в смене, несут каждого раненого. Наконец мы добираемся до деревни, входим в не запертый дом. Жители не закрывают дверей, чтобы усталый, промокший или раненый боец мог войти, выбрать себе место в избе и отдохнуть.

— Пи-ить, — просит раненый.

И хозяйка подает ему воды. Потом она предложит молока, если только у нее сохранилась корова. Может, быть, раненый так и останется лежать в этом доме. Тогда ребятишки будут по утрам следить за курицей, и как только она снесется, схватят яйцо и с радостным визгом побегут к матери:

— Мама, вари для парашютиста. Здоровые готовятся к новым победным схваткам.

Снова далеко отогнан противник, не долетают до деревни его снаряды.

Бойцы говорят:

— Мы гоняли гитлеровцев зимой, не давали ему покоя, погоним и летом.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *