Как фашисты обрекали население оккупированных территорий на смерть

немцы жгут деревню

Предчувствуя, что скоро придется бежать с захваченной территории, оккупационные власти пытались сорвать весенний сев в Белоруссии, уничтожить озимые посевы и тем самым обречь население на голодную смерть. Они издали приказ запахать все посевы вокруг Барановичей и других населенных пунктов. Фашистские стервятники обстреливали с самолетов мирных жителей, работавших в поле.

«Чырвоная звязда» рассказала партизанам и всему населению об этом злобном, бесчеловечном акте гитлеровцев. В номере за 19 мая 1944 года в передовой статье «Земля наша будет жить» говорилось: «Фашистский зверь хочет превратить нашу родную Белоруссию в пустыню. Но не бывать этому! Земля наша будет жить!

Крестьяне и крестьянки! Не выполняйте преступных приказов немцев, запрещающих засевать наши поля. Ни один клочок земли не должен остаться незасеянным».

Борьба за хлеб в этот период находилась в центре внимания партизанской печати. Этой теме посвящались листовки-обращения к населению, газетные корреспонденции, стихи. Одно стихотворение, напечатанное в мирской районной газете «Сцягсвабоды», написал крестьянин Николай Васильевич Бразовский.

Партизаны не только призывали крестьян отказываться выполнять приказы оккупантов, но и помогали жителям деревень, прилегающих к лесам, проводить весенние полевые работы.

Почти каждый день то в одном, то в другом районе вспыхивали жаркие бои между партизанами и немецко-фашистскими разбойниками, стремившимися сорвать полевые работы, превратить нашу землю в бесплодную, голую пустыню.

В одной из таких схваток с гитлеровцами погиб командир отряда имени С. А. Рыжака Семен Юхович, любимец партизан «дядя Клим». Узнав об этом, я с трудом сдержал слезы — потерян еще один большой друг, бесстрашный дзержинский подпольщик.

С наступлением весны еще более активно стали действовать подрывники. Войну на рельсах партизаны вели постоянно, оказывая тем самым большую помощь Красной Армии в разгроме врага. Но особенно широкий размах она приняла со второй половины сорок третьего года.

Уже не только отдельные диверсионные группы пускали под откос эшелоны, массированные удары по коммуникациям противника наносились крупными силами партизан. На больших участках они взрывали рельсы, уничтожали связь. Иногда захватывали станции, эшелоны.

Два первых мощных удара по железным дорогам на участках Барановичи—Минск и Лида—Мосты отряды и бригады нашего соединения нанесли в ночь на 19, затем на 26 сентября. В ходе этих операций партизаны взорвали до десяти тысяч рельсов, разрушили железнодорожное полотно на протяжении свыше 60 километров.

Кроме того, было уничтожено несколько мостов и выведено из строя 65 километров связи. Участок железной дороги Барановичи—Минск гитлеровцы восстанавливали четыре дня, а на участке между Барановичами и Лидой, где были взорваны мосты, движение прекратилось на несколько месяцев.

В одной из таких операций довелось участвовать и мне. Зрелище было впечатляющее, не зря массированные удары по железнодорожным коммуникациям партизаны окрестили «концертами».

Сначала на нескольких участках завязались ожесточенные схватки — специально выделенные ударные группы подавляли укрепленные огневые точки противника, уничтожали охрану.

Вслед за ними, под прикрытием своих товарищей, на «железке» начинали действовать группы подрывников. Они разгребали щебень, закладывали взрывчатку. Раздавался сигнал — «Зажечь бикфордов шнур!» — и все отбегали от полотна.

Вспыхивали цепочки огоньков, и через несколько мгновений ночную тьму разрывали сотни молний. С одного участка дороги к другому перекатывался грохот взрывов, в воздух летели куски рельсов. Уцелевшие охранники дороги разбежались, оставив в блиндажах и дзотах оружие, боеприпасы и другое имущество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *