Как наши готовились к немецкой операции «Цитадель»

знойный июль 1943 года
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Стоял знойный июль 1943 года… Шла подготовка к решительному сражению в районе Курского выступа. Гитлеровцы предприняли яростную попытку вернуть себе стратегическую инициативу и взять реванш за поражение под Сталинградом.

Для проведения этой операции под кодовым названием «Цитадель» германское командование сосредоточило более 50 дивизий. К этому времени фашисты были вооружены уже новыми тяжелыми танками «тигр» и «пантера».

Замыслу гитлеровцев был противопоставлен план операций Ставки Верховного Главнокомандования.

В соответствии с этим планом Верховного Главнокомандования советские войска готовились к решительному сражению. Они заранее приступили к созданию прочной обороны.

На главном, особо опасном направлении фронта была поставлена армия Н. П. Пухова. Она насчитывала тогда более 150 тысяч личного состава, имела 12 стрелковых дивизий, 25 артиллерийских полков, 13 минометных полков и 3 минометные бригады.

Армии были приданы две танковые бригады и 15 танковых полков. В полосе армии находились резервы Центрального фронта. Вся ее оборонительная группировка надежно прикрывалась многослойным огнем зенитной артиллерии и истребительной авиацией 16-й воздушной армии.

Здесь на этом важнейшем участке фронта были сосредоточены гвардейские соединения и части. Сюда еще в апреле 1943 года была переброшена с Северо-Западного Фронта и наша 4-я гвардейская воздугпнодесантная дивизия. Она входила в состав 18-го корпуса генерал-майора И. М. Афонина и до 9 июля находилась в резерве командующего армии, занималась укреплением второй линии обороны.

Командовал в то время ею генерал-майор А. Д. Румянцев. Александр Дмитриевич был требовательным и подготовленным в военном отношении командирам. Высокий, сухощавый, всегда подтянут, с четкими и иным голосом,—таким запомнился он мне.

знойный июль 1943 года

В любой, самой сложной боевой обстановке умело отдавал боевые распоряжения. Находил ей время бывать в полках и батальонах, умел запросто, по-отечески поговорить с солдатами, интересовался их бытом и боевой жизнью. И несмотря на его чрезмерную строгость, а иногда и резкость, в дивизии его любили и гордились таким военачальником.

Генерал-майор А. Д. Румянцев многое сделал по подготовке десантников к сражению на Курской друге. На протяжении мая-июня в частях дивизии проходили тактические учения, где отрабатывались вопросы ведения оборонительных боев на танкоопасных направлениях, проводилась обкатка личного состава танками, изучалась новая бронетанковая техника врага, совершенствовалась тактика современного боя.

…Прочно укреплял свои оборонительные рубежи 1-й батальон 9-го гвардейского полка. Дни и ночи грудились командир батальона капитан А. Жуков и его заместитель по политической части капитан Козьяков. Почти ежедневно комбат проводил тактические занятия с ротами. Он учил бойцов умению вести бои с пехотой и танками врага в стенных условиях, находить уязвимые места на новых фашистских машинах.

Сутками не уходил из подразделении и замполит. То в одном, то в другом окопе собирались возле него бойцы, слушали его задушевные беседы. Политработник щедро делился своим боевым опытом. По вечерам проводились партийные и комсомольские собрания, подводились итоги работы по созданию прочной обороны, обсуждались вопросы авангардной роли бойцов в предстоящих боях. И всюду успевал капитан Козьяков.

А когда наступала глубокая ночь, в штабной блиндаж почти одновременно, словно сговорившись, приходили уставшие командир и замполит. И только, бывало, изредка, чаще всего по утрам, успевали они переброситься несколькими фразами.

— Что нового, командир?— как всегда спрашивал Козьяков.

— Пока ничего особенного,— отвечал Жуков. И тут же задавал вопрос:— Жена пишет?

— Ты же знаешь, что уже давно нет писем!— с огорчением говорил Николай.

— Да, знаю! Что у них там случилось, почему не пишут?— говорил Александр. И переходили на дела в батальоне. Времени-то в обрез.

Командир и замполит были друзьями.

В декабре 1942 года капитан А. Жуков был назначен командиром батальона, а он, Козьяков, его заместителем по политической части. Когда встретились, то первое время присматривались, изучали один другого. Но длилось это недолго. Как-то сразу же они поверили друг в друга и пришлись, как говорится, по душе.

Оба кадровые офицеры, оба уже участвовали в боях во время финской кампании, вместе были и на Ленинградском фронте. Молодые, подтянутые, красивые — они часто обращали на себя внимание. И были даже чем-то похожи друг на друга, небольшая разница лишь только в возрасте. Козьяков на четыре года моложе своего командира. Но на его груди уже к тому времени сверкал орден Красного Знамени. И не только бойцы, но и сам командир батальона с уважением посматривал на высокую награду комиссара.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *