Как отбивали Крым

Как отбивали Крым
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Начав действовать из Анапы сразу же после перебазирования, наш полк вместе с другими частями морской авиации помогал добивать врага на Тамани, наносил удары по косе Чушка, уходившей в Керченский пролив, как рука, вытянутая к Крыму,— через эту косу гитлеровцы пытались переправить отступающие дивизии. 9 октября Кавказское побережье было полностью очищено от врага, штурмовки переправ с воздуха помогли захватить много пленных, техники и других трофеев.

…Когда война приходит в движение, боевая операция отрешает от всего остального, но тем более дорого потом относительное затишье. Появляется возможность ввести в строй пополнение, принять новые самолеты и отремонтировать поврежденные, познакомиться с районом предстоящих действий. И вообще устроиться толком на новом месте, оборудовать землянки, помыться по-людски да белье сменить — «почистить перышки орлам», как говорил наш старшина.

В те дни относительного затишья избрали меня секретарем комсомольской организации эскадрильи. Полковой комсорг Михаил Гурьянов, молчаливый — не по должности политработника, наставлял тихо и коротко:

— Ты не тушуйся. Главное сейчас что? Главное лозунг: «Даешь Крым!» От нас, значит, что требуется? Полная готовность. Вот и соображай, действуй, мобилизуй, прямо говоря. Собрание надо провести, беседы и прочее. Ясно? Составляй план — поможем…

Справедливо, что на войне только генералы да ездовые — люди пожилые. Ездовых в авиации, понятно, нет, а до генералов нам было куда как далеко — даже дивизией нашей командовал тогда подполковник Д. И. Манжосов. Кругом — народ молодой, почти все комсомольцы. Легко сказать: «мобилизуй», а как?

Решил поговорить с Юсупом Акаевым, одним из лучших молодых летчиков, гоже комсомольцем. Он, хотя и пришел в полк лишь и Абаше, уже сам водил группы «Илов» на штурмовки — где большие потери, там люди быстро растут. У нас с ним как-то незаметно сложились доверительные, за рамками должностных, отношения. Что он посоветует?

Кавказское происхождение младшего лейтенанта Акаева — по национальности кумык, он был родом из Дагестана,— проявлялось, пожалуй, лишь в боевых полетах. Там он был нетерпеливым, взрывчатым, жестким, а на земле — всегда спокойным, по крайней мере внешне, и рассудительным. Говорил, что размышлял вслух:

— Вряд ли, знаешь, сейчас стоит собрание затевать. «Даешь Крым!» — каждый этого хочет, душой принимает. Только что пока для нас за этим призывом, от общих слов — какая польза? Просто шум, как от ветра в сухом русле. Вот будет приказ на операцию, тогда и соберем комсомольцев, тогда «Даешь Крым!» конкретно зазвучит. Лучше сейчас по звеньям пройдем — я с молодыми летчиками потолкую, ты — с механиками и стрелками, чтобы даром время не теряли, как того командир требует…

Как отбивали Крым

— План работы надо составлять, в полк доложить, чем по комсомольской линии подготовку обеспечиваем.

— Ну, раз надо, куда денешься. Вот все это и вставь туда, в свое обеспечение,— говорит серьезно, а глаза смеются.— Собрание или, может, митинг тоже запиши; в плане стоит указать, чтоб по форме ажур был, а дело — оно само покажет, война покажет.

Через несколько дней война действительно нам «показалась». В ночь на 1 ноября началась Керченско- Эльтигенская операция, и события вновь захлестнули всех. В ту ночь десантники высадились на крымском берегу южнее Керчи — у рыбацкого поселка Эльтиген. Они сумели захватить небольшой плацдарм — всего километров пять по фронту и до двух километров в глубину. Гитлеровцы вели по этому «пятачку» непрерывный артиллерийский огонь, бомбили, простреливали его насквозь и, подтянув танки, волна за волной шли в контратаки. Новую «Малую землю» назвали поэтому «Огненной землей».

Штурмовая авиация, в том числе и наш полк, прикрывала плацдарм, и десант держался. В эскадрилье на митинге, который проводили командир и парторг, зачитали телеграмму Военного совета 18-й армии — ее стрелковая дивизия высадилась у Эльтигена: «Передайте летному составу, поддержавшему нас в бою за восточный берег Крымского полуострова, спасибо от пехоты нашей армии. Летчики оказали нам очень большую помощь в отражении 37 контратак противника с танками, которые враг предпринял в течение двух дней».

Со 2 ноября, собрав в близлежащих портах Керчи, Феодосии, Камыш-Буруне свои корабли — быстроходные десантные баржи, тральщики и особенно торпедные катера, противник установил плотную блокаду Эльтигена с моря. И хотя на следующую ночь северо-восточнее Керчи был высажен наш новый, более мощный десант с основными силами операции, положение эльтигенцев продолжало ухудшаться. Боеприпасы и продовольствие приходилось теперь сбрасывать сюда с воздуха, подкрепления доставлять не удавалось.

А вражеские атаки накатывались все с большим ожесточением: во что бы то ни стало немцы хотели сбросить десант в море. Постепенно, но, казалось, неотвратимо «Огненная земля» стала сжиматься. Чтобы удержать плацдарм, надо было прежде всего выбить из пролива гитлеровский флот, прорвать блокаду. Крупные корабли подойти сюда, на мелководье, да еще в район, простреливаемый с крымского берега, не могли; дело снова было за авиацией.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *