Как поседел летчик в 23 года

штурмовики

В один из январских дней 1945 года в Восточной Пруссии эскадрилья Мусы Гареева получила срочное задание атаковать танковые колонны, которые стягивал противник для контрнаступления. Дело было к вечеру. Муса взял с собой шестерку.

Пролетая над передним краем, летчики видели окутанную дымом землю. Там шел ожесточенный бой: немцы пытались отрезать и окружить вклинившиеся в их оборону части Советской Армии.

Танковую колонну противника обнаружили южнее Гумбинена. По грязно-белому асфальту, не маскируясь, спешили к переднему краю сотни бронированных коробок, соблюдая равные интервалы, словно на параде.

Но вот штурмовики начали попарно пикировать на вражеские машины. Внизу вспыхнули огни: загорелось несколько танков. Еще несколько заходов — и колонна расстроилась, образовались пробки, из машин начали выпрыгивать перепуганные танкисты. Задание было выполнено.

Муса дал команду повернуть домой, а сам вновь пошел в пике. Вдруг вокруг самолета запрыгали белые хлопья разрывов.

Зенитчики опомнились… Не успел Муса подумать, как перед самым носом машины взметнулся огонь. Самолет тряхнуло Муса осмотрелся и в центроплане увидел зияющую дыру.

Верхняя обшивка задралась, уродливо торчат стренгера. Надо немедленно выйти из пике. Но что это? Руль не слушается! От волнения кровь закипает.

Что делать? Выпрыгнуть с парашютом? Не успеть, земля приближается с бешеной скоростью. Да и если успеть, внизу немцы… Конец…

Ил-2

Муса хотел нажать кнопку передатчика, сказать друзьям «Прощайте». Но, собрав последние силы, он дал полный газ и тотчас всем телом почувствовал, что самолет слушается! В нескольких метрах от земли машина перешла в горизонтальное положение. О наборе высоты и думать было нечего, хорошо, если так удастся дотянуть до своих.

Летчики быстро поняли положение командира и окружили его защитным кольцом. Так и добрался Муса в окружении друзей до дома.

Когда дошли до аэродрома, уже стемнело. Надо было думать о посадке.

Несмотря на то что потерявший скорость самолет может в любой миг грохнуться, Муса решил сесть последним: выпустить шасси нельзя, — потеряешь скорость и машина упадет, а сесть на живот — загородишь взлетно-посадочную полосу, товарищам будет негде приземлиться.

Муса дал команду: — Первым на посадку — Кошелюк, вторым…

— Товарищ командир! — послышался в шлемофоне взволнованный голос Кошелюка. — Садитесь первым сами. Каждая секунда дорога!

— Поэтому приказываю не терять время…

Муса сел последним. Когда он снял шлемофон, товарищи увидели на его голове прядь взмокших от пота седых волос. А шел ему тогда двадцать третий год.

2 комментариев на тему “Как поседел летчик в 23 года
  1. Интересный материал и побольше нужно публиковать как лекарство от забывчивости. Только ошибочка вкралась : «…немцы пытались отрезать и окружить вклинившиеся в их оборону части Советской Армии.»
    В годы ВОВ наша армия называлась Красной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *