Как Советская власть наводила свои порядки — письма казаков

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

С Кубани: «Голод действительно надвигается, и скотину прокормить нечем, продадут быка, купят корм, а за месяц другая худоба съест все. Вот и бросают хозяйство и бегут куда попало.

Я знаю таких, которые ушли. Оставили скот, снарядье порядочным бедным казакам, а сами пошли на Мугань, в Сибирь — вернемся, мол, отдадите, а нет, так и нет, все равно пропадет.

Мука-то у нас давно 8 рублей за пуд перевалила, и что дальше будет, не знаем. Деньги наши здорово оплошали, за всякую малость платить в три-пять раз больше ее стоимости. Если вдвое — то это уже считаешь дешево, а есть и такое, что в 7-10 раз дороже, да еще ребра тебе переломают в очереди.

Советская власть наводит свои порядки в послереволюционной России

Я же говорил, что чувствую себя счастливым, что по старости могу одеваться в обноски, а жить на 6—8 рублей. Недавно к нам воры забрались в коридор ночью и повыкрали посуду. Понаделали мы новых замков, крючков, позабивали стекла досками, но… все это самоутешение, лезут к другим, придут к нам и еще раз.

Хочу спросить у Вас: когда будете праздновать Рождество и день св. Николая?.. Мы-то по старому стилю, хоть и ходим по старости в «живцовскую» церковь — ближе. На весь Екатеринодар — то «тихоновская» только одна — бывший монастырь Георгиевский. А учебные заведения и служащие совсем не будут праздновать — праздники перенесены на 21-22 января, день смерти Ленина. Религию ведь у нас совсем затаптывают, очень уж мы умны стали.

И детишек тоже обидели — елочки совсем запретили. В прошлом году хоть и запрещали рубить деревца, да в город знакомые станичане потихоньку возили, а теперь никак нельзя — штрафы большие и тюрьмой грозят. Все тоже антирелигиозное, даже в магазинах запрещено продавать елочные украшения и в витринах выставлять…»

Краснодарская студентка — брату: «Ты не представляешь, как тяжело у меня на душе и как надоело мне жить одной. Будет ли всему этому конец?.. Ты просишь у меня совета. Что я могу сказать тебе? Чем могу утешить тебя?..

Еще раз повторяю, что мне безумно хочется видеть тебя, но боюсь, что приезд твой сюда не принесет тебе ничего хорошего. Тебе очень трудно представить, что ждет тебя здесь. Я же уже прочувствовала все это полностью и вовсе не желаю тебе того переживать, что пришлось пережить мне.

Ведь ты там можешь учиться, там больше считаются с тобой, чем будут считаться здесь. Если же у тебя есть еще и желание окончить институт, то прежде, чем ехать сюда, распрощайся с этой мыслью. Сколько здесь без дела окончивших гимназии и оказавшихся за бортом. Ведь в высшую школу у нас попадают, как говорят, счастливцы — один из немногих.

По приезде сюда, кроме всевозможных испытаний, которые тебе придется пережить, ты заделаешься, в конце концов, каким-либо техническим рабочим. О службе и о высшей школе тебе здесь мечтать не придется. Не обижайся только на меня и не обвиняй меня в нечуткости. Наоборот, я слишком прочувствовала все то, что говорю… Мне безумно жаль тебя. Но тебе не придется жить здесь так, как об этом мечтаешь ты.

Здесь большая часть студенчества настроена так, что хотя бы сегодня уехать. Это думают местные. А ты представь себя здесь.
Если тебе обидно, что с тобой не считаются там, то что ты будешь чувствовать, когда Родина не признает тебя, а если и признает, то не как равного, а как раба?! Говорю это тебе для того, чтобы ты ясно мог представить себе, что ждет тебя здесь, и мог бы сделать выбор. Говорю страшно неприятные вещи, которые мне пришлось пережить и которые ожидают тебя. Как я боюсь этого! Огорчены мы сильно: Екатеринодарский Войсковой собор постановлено закрыть и передать на культурные цели. Городской совет постановил единогласно; и так собор был обобран и ободран, а теперь и совсем Бог знает что из него сделают».

Из рассказа донца, побывавшего на родине: «О себе могу сказать: здоров, чувствую себя хорошо; о жизни — что она мудра, и все, что ни делается, к лучшему. Говорю это не для красного словца — жизнь и путешествие убедили меня в этом. Встряска была нам нужна, и мы ее получили. Нет оснований преувеличивать ее, не нужно петь панихиды: никто не умер и не собирается умирать.

Россия жива. А вот работать нужно. «Авось», «воля Господня» — вот наши якоря, и мы все удивляемся: «почему? до сих пор?»… И пух с места без ветра не двинется, и глиняный горшок без толчка не рассыплется. Не нужно придавать особого значения словам приезжающих «оттуда»: это народ для дела конченный — пуганая ворона и куста боится, а другие — чиновники, и только.

Я остался оптимистом. Хоть и говорят «там»: «Ну что мы можем? Мы темный, забитый народ, безоружные», — совсем как сироты казанские — а в глубине глаз, за полуопущенными веками, жуткий волчий блеск… Звериный оскал и подергивание скул говорят, что хватка будет мертвая.

Активная крестьянская часть о монархии и не думает. Подробности после».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *