Как советские танкисты немцев подкараулили

танк вов

Пока основные силы Красной армии выдворяли врага из Киева, 56-я гвардейская танковая бригада пробралась в тыл противника в районе Святошино. Задача: уничтожение отступающих из Киева гитлеровцев.

Наблюдатели доложили: на шоссе со стороны завода «Большевик» показалось множество тусклых огоньков светомаскировочных фар.

— Подпустите ближе и бейте в упор! — подал комбриг Малик команду комбату гвардии капитану Я. И. Рабиновичу.

Казалось, гигантский огненный нож располосовал тьму от земли до неба, когда с добрый десяток танковых пушек дал залп по вражеской колонне, пытавшейся отойти на запад. Промаха прямой наводкой не могло быть. Яркие факелы вспыхнувших грузовиков осветили путь из Киева. А пушки тридцатьчетверок ухали да ухали, и во все стороны летели обломки фашистской техники.

Вдруг в промежутке между выстрелами пушек послышался паровозный гудок на железной дороге, проходивший совсем рядом.

Начштаба бригады распорядился подорвать рельсы. И гвардии капитан Смирнов, командир саперной роты, с группой саперов устремился к полотну. Минут через двадцать, там прогремели два глухих взрыва. Таким образом, не только шоссе Киев — Житомир, но и железная дорога на Коростень перестала служить фашистам.

Нужно было любой ценой продержаться до утра. Если Кругликов прорвался к штабу корпуса, помощь придет вовремя. А пока надо драться в окружении. И бригада дралась.

Ночной бой все накалялся.

Когда гитлеровцы узнали, что в их расположении появились советские танки, немецкое командование забило тревогу и собрало силы для уничтожения прорвавшихся.

В течение всей ночи экипажи 1-й танковой роты под командованием гвардии старшего лейтенанта Белова дрались смело, самоотверженно и захватили восемь исправных орудий, четыре грузовика, много другого военного имущества.

Утром гитлеровцы бросили на участок роты танки.

Искусно маневрируя, гвардейцы отбивались. Вспыхнула одна вражеская машина, другая — и фашисты откатились.

Открыла шквальный огонь неприятельская артиллерия, но танкисты засекли огневые точки. И одна за другой от прямых попаданий взлетели в воздух одиннадцать орудий. Более трехсот оккупантов уничтожили танкисты Белова, вывели из строя свыше десяти грузовиков, подавили два крупнокалиберных пулемета.

Командир 2-й танковой роты И. К. Вольватенко занял своими танками назначенный участок. С рассветом на позицию его роты двинулось до пятнадцати танков с пехотой, частый огонь открыла вражеская артиллерия. Но гвардейцы сражались храбро, самоотверженно. Чадящими факелами запылали сначала три немецких танка, а затем еще несколько. Вольватенко огнем своей пушки лично уничтожил два танка, четыре орудия и много живой силы противника. Вражеский снаряд угодил в машину. Командир роты был тяжело ранен, но, превозмогая нестерпимую боль, он продолжал руководить боем и вести огонь. Подбил еще пять орудий, 12 грузовиков и уничтожил до сотни гитлеровцев.

Гвардии лейтенант Сергей Федорович Макеев огнем и гусеницами своего танка уничтожил до сорока автомашин, восемь орудий, много повозок с боеприпасами и военным имуществом. Увлекшись преследованием неприятеля, гвардейцы забрались глубоко в его тыл. По тридцатьчетверке Макеева открыла шквальный огонь гитлеровская артиллерия. Прямым попаданием снаряда танк был подбит, а командир ранен. Пришлось вести бой во вражеском окружении. Наспех перевязав сильно кровоточащую рану, гвардии лейтенант Макеев отражал атаки противника, пока не пришла помощь.

танк подбит вов

В экипаже танка комбрига механиком-водителем был гвардии старшина Андроник Бабаян. Крепкий, коренастый, неторопливый, по точный в действиях, как и в разговоре, он вызывал уважение к себе при первом же знакомстве. На грудном боевом пути части А. Бабаян уже побывал во многих сражениях и приобрел огромный опыт в вождении танка.

В ту ночь полковник Малик имел возможность еще не раз отметить высокое мастерство механика-водителя. Когда бой достиг полного накала, комбриг по вспышкам засек прямо перед своей машиной несколько полевых орудий противника. Стрелять было уже поздно.

— Вперед, Бабаян! Дави их! — выплеснулась команда.

— Есть, товарищ комбриг!

Андроник без промедления развернул машину, резко и нажал на педаль акселератора, и через несколько секунд танк уже вертелся, сравнивая с землей все то, что осталось от пушки. Затем тридцатьчетверка, словно подстегнутая скаковая лошадь перед препятствием, рванулась дальше и подмяла под себя следующее орудие. И снова вперед! С огромным напряжением Андроник всматривался в темноту, стремясь хоть по каким-нибудь признакам засечь следующую пушку противника до ее выстрела. О, если бы хоть на миг осветилось поле боя!

На этот миг оно, действительно, осветилось. Всего только небольшой участок перед стволом вражеской пушки. Но этого было достаточно, чтобы Андроник вдавил в землю и это орудие. Однако вскоре последовала еще одна вспышка и одновременно с ней небывалой силы удар под основание башни. Посыпались искры, окалина металла. Отделение управления и боевое отделение наполнились дымом. В ушах механика-водителя тысячезвонно загудели колокола. Потом вдруг наступила тишина. «Почему молчит комбриг?» — с трудом пробилась в сознание Андроника мысль.

И тут стрелок-радист растолкал механика-водителя; вдвоем принялись вытаскивать комбрига из машины. Оказалось: полковник тяжело ранен, весь экипаж контужен.

Весть о ранении командира бригады потрясла начальника штаба В. П. Метелева. Гвардии майор тут же послал военврача А. Ш. Арутюнову оказать помощь полковнику Малику, принял командование бригадой на себя.

На востоке посветлел край неба. Уже можно было понемногу осмотреться, уточнить обстановку. Метелев по пояс высунулся из башенного люка, взглянул направо и глазам своим не поверил: на удалении не более ста метров, в саду, расположилась артиллерийская батарея; возле пушек суетятся гитлеровцы. Рядом с орудиями два бронетранспортера на гусеничном ходу с крупнокалиберными пулеметами. Очевидно, противник тоже осмотрелся, потому что оттуда гулко застучала пулеметная очередь по нашей самоходке, находящейся впереди танка Метелева.

Ахнула пушка тридцатьчетверки, за ней почти дуплетом последовал выстрел САУ-85. И чуть было приутихшая канонада загремела с новой силой. Запылали оба бронетранспортера, одна за другой взлетели в воздух вражеские пушки…

Выполняя поставленную командармом задачу, воины 56-й гвардейской танковой бригады сражались героически. Они прочно «оседлали» шоссе Киев — Житомир, и нанесли гитлеровцам ощутимый урон в живой силе и боевой технике.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *