Как жили бежавшие казаки в Болгарии

жизнь казачьего Ямбола
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Из Ямбола (Болгария): «…Казаки здесь разместились в нескольких корпусах пустовавших после войны казарм. Тут — Атаманское военное училище и Терско-Астраханский полк. Обычно вся масса казаков рассыпана по окрестным местам на работах — на постройке дорог, на виноградниках, каменоломнях, в сельских хозяйствах.

Только в большие праздники собираются все сюда, «домой», здесь церковь, читальня, врачебный пункт, а главное — здесь-то все видят себя в сборе. Особенно трогательно проходят здесь Пасха и Рождество (казаки ведь живут здесь уже четыре года, стали местными «оседлыми») — эта единственная, можно сказать, высшая душевная радость на чужой стороне.

В будни в огромных казармах пусто. Но отдельные комнаты или уголки все же забиты народом. Это, так сказать, экстракт интеллигенции, или не могущий приспособиться к тяжелому физическому труду, или нашедший себе иной источник питания. Вот и сейчас в некоторых окнах и по двору на солнышко выставлены какие-то белые полотна.

жизнь казачьего Ямбола

Это «холсты» для «ковров», а выставили их «художники». Оказывается, что изобретен (кем именно — неизвестно) способ изготовления художественных ковров. Берется обыкновенно чувал (мешок), расшивается по швам, моется, сушится натянутым на временную рамку, а затем «художник» наводит грунт, делает фон, на нем рисует быстро бегущую лань, или красноногую девицу, либо полосатого тигра — и ковер готов.

Цена такому ковру до 500 левов, а за день можно изготовить не один ковер. На болгарский вкус ковер понравился, идет. Выработались специалисты по сбыту — разносят и развозят ковры по городам и селам, ярмаркам и базарам; «художники», число которых увеличивается с каждым днем, знают только рисовать, сбывают сбытчики.

Грешным делом, ковры, конечно, незатейливы, куда им до кустарных болгарских тканых ковров. Но новинка создала моду, и даже в кабинете устного начальника красуется один из таких ковров.

Коврами занимаются художники попроще. Более тонкие мастера пишут «картины»: прозрачные воды с белыми кувшинками и плакучими деревьями неизвестного рода и вида, темно-зеленые озера с белыми лебедями, хаты в подсолнухах, белоснежные горы и прочее. Тут же полковники и генералы, лишенные дара кисти, выпиливают и мастерят рамы или, в крайности, разрисовывают рамы по краям картин. И этот товар идет. Идет у коробейников, на ярмарках и базарах, даже в ателье художников.

Этот вид заработка гораздо легче, чем «обръштванье лозя», т. е. вскапыванье земли под виноградниками на один аршин в глубину. Плохо будет, если Болгария пресытится этими произведениями русских мастеров, как пресытилась иконами.

Идея икон зародилась в окрестностях Варны, среди кубанцев. Кто-то учел обстановку (кто именно — неизвестно, известно лишь, что прославился в дальнейшем уже не кубанец) и занялся фабрикацией икон. Из Германии выписывались олеографии на темы Нового Завета и священных преданий, наклеивались в бумажную рамку, укладывались в сумку — и казак превращался в коробейника. Иконка себестоимости в 7 левов шла за 35-40 левов.

Особенным спросом пользовались святые на коне, и на этот вид рисунка цены были повышены. Когда естественного спроса не было, коробейники обращались к священникам за освящением икон. Это производилось публично у церкви, при стечении народа — и иконки шли. Применялись и другие методы воздействия, вроде водворения икон сразу в красные углы хат.

Но в конце концов снабжение иконами страны закончилось, и «иконники» перевели свои оборотистые капиталы на другое. Ямбольцы в этом, правда, неповинны, я привел случай с иконами к слову, не больше.

Живут казаки-ямбольцы с болгарами в большой дружбе и во взаимном уважении. В этом сказался такт старших казачьих групп. Местный болгарский гарнизон считает казачьи Группы своими, офицерам оказывается уважение, болгарское офицерское собрание для них всегда открыто. На все торжественные акты болгары приглашают старших казачьих офицеров, некоторые у них занимаются преподаванием.

Также поражают болгар и неизменные «бенефиции» казачьих офицеров во всех случаях почетного приглашения их, с отказом платы за билеты, на благотворительные увеселения.

Так представляется жизнь казачьего Ямбола, жизнь преодоленных трудностей и высокого стоического терпения.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Метки:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *