Какие сны видят солдаты

Советские солдаты 1944

Гвардии сержант Лапушкин со своим отделением в составе пятой роты 239-го гвардейского стрелкового полка 76-й гвардейской стрелковой дивизии продвигался на запад. В перерывах между боями одолевали бойцов всякие солдатские заботы, которых не избежать на войне. А тут еще сон валит с ног…

Выдался относительно спокойный часок (как же они редки на войне!), и Филипп, оставив за себя Волгина, зашел в сарай и с ходу повалился на трухлявую соломенную подстилку.

Сон! Что можно сравнить с ним на фронте? Окопные неудобства, недоедание и жажда, весь тяжкий солдатский труд, опасность, страх — все преодолимо! Но сон! Ему подвластен каждый.

Свалил он и гвардии сержанта, третьи сутки не смыкавшего глаз. Спал Филипп, набирался сил, и снилось ему, как гоняет его старшина Галимзинов через все препятствия штурмовой полосы.

«Давай, давай!..»

Вскочил Лапушкин и долго непонимающе глядел на Волгина.

— Ты что? Никак очумел!
— Это ты, Волгин…
— Сам же приказал разбудить.

Филипп поморщился, схватился за правый бок: отлежал на пистолете.

— Видно, хороший сон видел?
— Все тот же — преодоление штурмполосы. Галимзинов чуть бок не пропорол, толкая со второго этажа.

Солдаты, набивая патроны в диски, рассмеялись.

— Слюбились так, что во сне не расстаетесь,— пошутил Волгин.
— А знаете,— сказал Лапушкин, доставая из вещмешка свежий подворотничок,— многие курсанты считали его черствым и бездушным человеком, мол, служака-солдафон, что с него взять. А я Галимзинова добрым словом вспоминаю, спасибо ему говорю. Что там ни говорите, а в роте без старшины, как в начальной школе без учителя, нельзя. Он — учитель всем четырем действиям армейской жизни: дисциплине, военному делу, культуре и коллективизму.

Филипп посмотрел на ровно пришитый подворотничок и надел гимнастерку. Подпоясываясь, продолжал:

— Прилежно учил нас военному делу старшина Галимзинов. Его «делай, как я» и «делай, как на войне» лично мне здорово сейчас пригодились. Он ведь самый тяжкий период войны пережил: Брест, Москва… Два года войны и три ранения — опыт не малый. А мы вот без году неделя на фронте, еще как следует пороха не нюхали, а уже героями себя возомнили, которым все нипочем. Закирову, например, даже патроны стали в тягость. А кто ты есть, товарищ Закиров? — спросил он лежавшего на соломе чернявого с широкими бровями солдата.
— Моя — помощник пулеметчика Симакова! — выпалил Закиров, приподымаясь.
— Какой же ты помощник Симакову в бою без патронов? Ты лежи, отдыхай, пока время позволяет. И раз навсегда знай, кто ты есть в бою без патронов: бесполезный человек, мишень для противника. А кем должен быть? Активным бойцом с исправным оружием и запасом патронов.
— Гвардии сержант Лапушкин, к командиру! — донеслось со двора.

Советские солдаты 1944Филипп резким движением рук расправил под ремнем гимнастерку, прихватил автомат и побежал в штаб батальона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *