Какого это лечить фашиста, зная что они убили твою семью?

Какого это лечить фашиста, зная что они убили твою семью?
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

После суток непрерывных боев полки майора Окропиридзе и Мамонова, преодолев сопротивление противника, 13 октября подошли к селу Ляски. Евсеев овладел селом Гнойно. Это село, раскинувшееся на крутом берегу излучины Нарева, являлось важным опорным пунктом врага.

Гитлеровцы укрепили его так, чтобы можно было вести круговую оборону.

Значительное место в системе вражеской обороны занимало и село Ляски: оно было расположено на большаке Рожан — Пултуск. Овладеть этими важными пунктами было не так-то просто. И все же части дивизии действовали превосходно и захватили их.

Утро 14 октября встретило нас пронизывающим ветром и холодным дождем. Враг продолжал отчаянное сопротивление. К вечеру мы получили новый приказ: повернуть дивизию на юг. Задача — уничтожить противника в опорном пункте Бобы, затем во взаимодействии со 194-й и 17-й дивизиями нанести удар на Хмелево, очистить от противника западный берег Нарева, перерезать большак Пултуск — Пшасныш.

Чтобы разобраться в обстановке, я решил пойти в полк Окропиридзе. Пошли с Котовым. Дождь усилился и идти было очень трудно. Наконец, вот она, нужная нам землянка — «резиденция» Окропиридзе и Резчикова.

Когда мы вошли, Окропиридзе говорил по телефону. Едва за нами закрылась дверь, все звуки в землянке словно прихлопнуло одеялом. Окропиридзе с удивлением смотрел на меня.

— Товарищ генерал, как вы сюда попали?

Окропиридзе и Резчиков совершенно не ждали меня. Мы немедленно направились на НП командира полка.

От наблюдательного пункта до противника 300 — 400 метров. В результате ночной контратаки враг приблизился к нашим частям на минимальное расстояние. Для того, чтобы гарантировать себя от всяких неожиданностей, необходимо выдвинуть артиллерию на позиции прямой наводки.
Какого это лечить фашиста, зная что они убили твою семью?
Придя к такому выводу, мы вернулись в землянку. Оттуда я, позвонив Бубликову, сделал соответствующие распоряжения, потом еще раз уточнил с Окропиридзе план действий полка и мы с Котовым двинулись к себе.

Донельзя уставшие, по шею в грязи, мы добрались до КП дивизии и ввалились в землянку. Там меня, оказывается, уже давно дожидался офицер разведки. Он доложил, что захвачен немецкий офицер, но поскольку он тяжело ранен, его отправили в медсанбат.

— Сейчас же поезжайте на моей машине в санбат! — сказал я и написал записку хирургу Готлибу, в которой просил, во что бы то ни стало спасти жизнь фашистскому офицеру.
Когда разведчик добрался до медсанбата и вручил записку Готлибу, тот, прочитав ее, побледнел и ничего не ответил.

Оказывается, за какой-нибудь час до этого Готлиб получил письмо от родственников. Они сообщали, что его отца и мать в Крыму расстреляли фашисты. Можно себе представить, какие чувства терзали Готлиба, когда он оперировал гитлеровца.
Офицер выжил, дал ценные показания.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *