Капрал Бистром — все при нем

Бистром
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Фамилия какая-то у него непонятная, нерусская. Какой-то — Бистром. Хотя постой, ребята! Командир наш неугомонный вечно спешит, всем помогает. Окрестим его «Быстровым». И по делу верно, и запомнить легко.

Карл Иванович начинает с измайловцев. Еще мальчишкой, в четырнадцать, становится капралом. Чины берет, идя в атаку. Сам, один, без сановников, покровителей и влиятельной родни. Есть, правда, брат Адам — однолетка, такой же пострел-гвардеец. Однако и тот начинает «от Адама».

Сабли лучше оттачивать в бою

Сержант в семнадцать, да еще в гвардии — это много, но… из-за поворота Зимнего на Невский вдруг распахиваются лихие роты мушкетерского полка. Обрывки фраз. Густав III вооружает флот. Шведы забыли урок Петра. Герцог Зюдерманландский (на одном дыхании не произнести) толкает на необдуманный шаг.

Что все-таки происходит в эти дни на самом-то деле? И вправду, не мало ли им Петра. Однако шведы осторожны. Копят силы. В войну не ввязываются. Предупреждают Россию: опасаемся за шведские границы, вооружаем флот. Мелкие стычки на границах, дипломатия пушечных жерл, пока, правда, молчаливых.

И тут происходит удивительный случай. Разгар северной весны, 11 июня (по старому стилю конец мая). Искристое серебро воды, расплывчатые тени. Белое кружево эскадры ветер тянет к Копенгагену. Голуби андреевских флагов вьются над мачтами. Остров Даго. И вдруг… шведы. Весь флот. Эскадра хочет пройти мимо. Тихо, не салютуя. Однако шведы требуют салют, требуют, вопреки условиям старого (Абосского) договора.

Как быть? Вдогонку несется еще одно послание. Свое требование «поддерживаем» вооруженной силой. Что спорить! Нетрудно пушкарям поджечь фитили. Однако маленькая хитрость. Не двенадцать пушек раскланиваются пороховым дымом со строптивым соседом. Чертова дюжина. Последний выстрел производят якобы в честь герцога Зюдерманландского. На самом же деле не во славу адмирала лишний залп. В память Екатерины II — его августейшей родственницы.

Итак, мушкетерский полк, куда же он? На учения? Пожалуй. На боевые. Десант на шведские шхеры. Швеция! Берем тебя на абордаж. Решение принято быстро. Я, Карл Бистром, довожу до сведения — оформлен переводом в Невский мушкетерский полк.

Бистром

Зоркие зрачки Павла мгновенно замечают «Быстрова». Не оставляет его своим вниманием и Александр. Совсем молодой полковник, егерь Бистром тянется к охоте, к военной охоте. Сражения следуют одно за другим. Кампания 1805, 1806, 1807 годов. Пострел Бистром везде поспевает. Однако, к сожалению, число сражений, в которых был, «мог считать числом ран своих». Так говорит собственный биограф.

В ногу, в руку, в лицо — раны опережают награды

А награды не поспевают за адресатом. Сеча под Смоленском, Бородино. Полк Бистрома первым начинает сражение. Уничтожает дивизию Дельроне. Полностью. Тарутино. Малоярославец. Город Красный. Находит коса на камень здесь упрямо ждет Наполеон. Кого? Даву и Нея. Должны же они наконец выбраться, уйти от ужасов Смоленского разгрома. Император французов нетерпелив. Выхватывает шпагу. «Я достаточно был императором, настало время стать генералом».

И «генерал» переходит в наступление с молодой гвардией. Последняя вспышка мужества. Оттянуть на себя Милорадовича и открыть тем самым дорогу Даву.

Невнятные атаки русских кирасир, генерал Розен, заминка, егеря полков ника Бистрома, грохот гвардейской артиллерии. Чаша весов судьбы зами рает и вдруг начинает медленно клониться, опадать. Ускользает фортуна из рук маршала Нея. Недоброй памяти село Доброе. Бистром снова в седле. Его егеря заражены азартом атаки. Дальше, вскачь. Перерезать. Обойти Доброе.

Французские пушки у Бистрома. У него огромный обоз. Трофеи после Нея. И среди них награды. В повозке случайно найдены знаки ордена Почетного легиона маршала Даву, так и не увидевшие геройскую грудь. А в руках егерей уже жезл. Чей же он может быть? Спорят, спрашивают Бистрома. Восемь друг над другом французских орлов вдоль тулова жезла. Чей же? Наполеона? Нет — жезл маршала Даву.

Настигают «быстрого капрала» и собственные награды. Ордена святого Георгия, Владимира и Анна (с алмазами), а его левая рука легко касается золотой шпаги. Однако это не последняя шпага на его портупее. Что же ждет впереди? Ах, да, слова маршала Нея. «Маршал Франции не сдается никогда!» Право слово, эго так. Не сдается. Но оставляет 12 тысяч солдат на произвол судьбы, и будет вернее сказать — на попечение казачьего атамана Платова и красавцев егерей полковника Бистрома,

«3а храбрость»

Чуть позже Бистром уже и за границей. Отличия настигают с той же методичностью, как и взятие городов. Послужной список полнится. При Люцене, Бауцене, при Кульме и Лейпциге. И наконец-то под… Парижем. Не успевает Карл Иванович вынуть из ножен первую золотую шпагу, как на портупее появляется другая золотая шпага с алмазами и надписью по холодку стали: «3а храбрость». Еще долгие десять лет тянутся после парада русской армии в Париже, прежде чем Бистром производится в генерал- лейтенанты, а чуть позже в командующие всей пехотой гвардейского корпуса.

Послужной список, кажется, может быть завершен? Но нет. Генерал- адъютант на Балканах, на театре военных действий. И снова в роли главных действующих лиц. Наголову разбит Омер-Врион Паша, освобождена Варна.

Бистром, Бистром! Непонятное, интригующее имя. Им часто пользуются. Действие прямо-таки магическое в самые критические моменты. Бистром удивительно заботлив к солдатам. Его буквально носят на руках. Председатель многих комитетов, комиссий, а в атаках — солдат. Достаточно лишь крикнуть: «Ребята, «Быстров» едет к нам!» — флюгер удачи повернут, цепи поднимаются вновь. Однако как же его брат? Ест ли адамовы яблоки? Место службы Адама Ивановича — Финляндский егерский батальон, баталии в Литве с конфедератами. Шведы. И наконец французы. Снова баталии.

В сорок два производство в генералы. На двенадцать лет опережает своего знаменитого брата. Однако спешит за его популярностью, первым врываясь в Лейпциг через Галльские ворота. И на его портупее золотая шпага, украшенная алмазами. Крепость Кобленц, захват переправы через Рейн и наконец эполеты командира лейб-гвардии Павловского полка. Встает в строй портретной галереи Зимнего дворца, равняясь на брата Карла, которого генерал Скобелев называет «и полным генералом и полным русским солдатом».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *