Ключ к Севастополю

бой за высоту вов

2 мая командир дивизии В. Ф. Гладков уточнил боевые задачи полкам. Ночью они вышли на передний край и заняли исходный рубеж для наступления. Надлежало прорвать оборону противника и овладеть высотой Горная.

Нам, артиллеристам, предстояло поддержать своим огнем наступательные действия 1331-го и 1339-го стрелковых полков.

Мы ждали наступления и успешно к нему готовились. После уточнения разведданных о противнике штабом полка был разработан план артиллерийского наступления. Он предусматривал полуторачасовую артиллерийскую подготовку с последующей двухчасовой поддержкой атаки сосредоточением огня. Огневые налеты, методический огонь, ложные переносы намечалось вести в чередовании и взаимодействии с орудиями прямой наводки в составе 2-й и 5-й батарей. На артиллерийские позиции было подвезено до двух боекомплектов боеприпасов.

На направлении главного удара возвышалась Сапун-гора, глядя на которую солдаты говорили: «Посопеть придется много, пока ее возьмем». «Ключом к Севастополю» называли ее немцы. Крутой восточный склон, отвесные скалы, четыре линии траншей, густая сеть проволочных заграждений, множество железобетонных укрытий и блиндажей, минные поля в долине, у подножия горы — все это напоминало огромного ощетинившегося ежа, приготовившегося к смертельной схватке.

36 дотов и 27 дзотов, вкопанные в землю танки, огромное количество пулеметных гнезд (на каждые полсотни обороняющихся приходилось 16 пулеметов) — все это было готово обрушить на нас лавину свинца.

Решение Гитлера удерживать Крым было одной из самых бредовых его идей. И рассказывают, он мечтал в старости доживать свои дни в Ливадии.

Мы готовимся к решающему сражению. Во всех батареях и подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания, перед каждым поставлены конкретные задачи на период боя. Разведчики еще раз уточняют цели, огневики готовят снаряды, дооборудуют капониры, связисты тянут запасные «нитки» на НП.

Утро 7 мая. Тихо. Лучи солнца позолотили вершины гор, осветили долину. 10 часов 30 минут. Вдруг огромные полосы огня взметнулись в небо, и звуки необычайной мощности разорвали утреннюю тишину. Хвостатые ракеты взмыли вверх и, описав дугу, вонзили свои трехметровые тела в оборону немцев. Это был залп гвардейских минометов — сигнал к штурму. На всем 15-километровом участке фронта — от морского побережья под Балаклавой до восточного склона Сахарной Головы, — войска 51-й нашей Приморской армии начали штурм укрепленных горных позиций противника.

Небо было ясным, голубым, а на земле творился ад. Перекрытия блиндажей и долговременных огневых точек не выдерживали мощных ударов бомб и снарядов тяжелой артиллерии, засыпая немецких солдат и офицеров. Длинные струи огня летели в амбразуры: это наши огнеметчики выкуривали противника из дотов. Враг яростно сопротивлялся, но неудержим был единый наступательный порыв наших пехотинцев и артиллеристов, моряков и летчиков, танкистов и саперов. В грохоте артподготовки люди, находясь рядом, не слышали друг друга. Связисты, чтобы передать команду по телефону, закутывались в плащ-палатки, радисты изо всех сил прижимали наушники, но и это мало помогало: в эфире образовался настоящий Вавилон. Наши команды перемежались с паническими выкриками немецких офицеров.

Солнце закрылось сплошной пеленой дыма и пыли. День помрачнел, как при солнечном затмении. Огневые расчеты оглохли от стрельбы. С лиц градом стекал пот.

Многих товарищей недосчитались и мы в тот день. В батарее старшего лейтенанта Иванова в расчете первого орудия осталось всего два человека: комсомольцы Молин и Медведев. Молин работает за наводчика и заряжающего. К пушке становится и комсорг дивизиона.

Уже более часа наша артиллерия громит укрепления противника. Над передним краем обороны гитлеровцев на бреющем полете проносятся эскадрильи наших штурмовиков. Минут через пятнадцать в атаку переходят танки, а за ними пехота.

Ожесточенный и упорный бой идет за колхоз «Большевик». Сюда для сопровождения пехоты подтягиваются три батареи нашего 796-го артиллерийского полка: вторая, пятая и седьмая. Пушечным батареям хорошо помогают гаубицы. Их пудовые снаряды падают как раз там, где скопились для контратаки гитлеровцы. Пехота делает бросок вперед — и достигает рубежа: на левом фланге — вторая траншея, и на правом — виноградник восточнее колхоза «Большевик». Командиры стрелковых батальонов майор Трегубенко и капитан Панченко передают благодарность воинам- артиллеристам за смелые действия и огневое мастерство. Приятная весть о том, что пехота довольна боевой работой наших батарей моментально облетает все огневые позиции и наблюдательные пункты.

За день напряженных боев 1-й и 2-й дивизионы подавили минометную батарею и несколько пулеметов противника. 3-й дивизион заставил замолчать два орудия и пулемет гитлеровцев. 3-я батарея уничтожила одно противотанковое орудие врага в районе колхоза «Большевик».

Задача теперь состояла в том, чтобы, обеспечивая артподдержкой продолжавшее развиваться наступление пехоты, в течение ближайших 3—4 часов темного времени сменить боевые порядки батарей, подтянуть их ближе к участку непосредственных боев.

Становилось темно. 2-я батарея уже сменила огневые позиции, заняв их на юго-западной окраине Кадиковки.

Положение для этой батареи сложилось довольно трудное. Огневая позиция занята на открытом месте. Орудийных капониров и укрытий еще нет. Противник усиленно обстреливает из артиллерии и минометов. Окапываться приходится буквально под огнем.

Место под огневую позицию попалось тяжелое, земля как бы слита в монолит. Оборудовать орудийные капониры нелегко. Быстро немеют мускулы и приходит усталость. Совсем рядом разорвалось несколько снарядов врага. Но батарейцы продолжают свое дело.

Ночь. Надо бы отдохнуть, пока не до этого. На переднем крае злобно трещат пулеметы. Справа и слева бьют пушки и гаубицы. Огневики Цогоева зарываются в землю. То и дело по требованию комбата они бросают шанцевый инструмент, встают к орудиям и ведут огонь, помогая подразделениям 1339-го стрелкового полка прочно закрепиться на занятых рубежах.

Работы по оборудованию огневой позиции еще не были завершены, когда командир батареи капитан М. А. Цогоев опять скомандовал с НП:

— По местам! Приготовиться к отражению контратаки противника!

В одно мгновение расчеты у пушек.

— Батарея к бою готова! — сообщают на НП.

Передав исходные данные для стрельбы, Цогоев приказывает:

— Зарядить! — Это было сделано так быстро, что уже в следующую минуту огневые взводы четырьмя орудиями открыли сокрушающий залповый огонь по противнику.

Удары пришлись по самому гребню высоты Горная. Оттуда из автоматических зенитных пушек «Эрликон» гитлеровцы яростно обстреливали наших пехотинцев, достигших подножья высоты.

Час за часом бьет в ночи артиллерия, стреляют минометы, тарахтят автоматы и пулеметы. Дважды на помощь нашим пехотинцам приходят «катюши». Но контратаки противника следуют одна за другой, жестокие, злобные, отчаянные.

Напряжение физических и духовных сил невероятное. Парят гимнастерки на плечах артиллеристов. А орудийные стволы так накалены, что до них не дотронуться. От перегрева не работают откатники, и тогда по два бойца после каждого выстрела накат ствола производят вручную, что тяжело и опасно.

В шестом часу утра с НП передали:

— Пятая контратака фашистов отбита, но наши потери большие.

Утром 8 мая противник предпринял еще две контратаки на наступавшие на высоту Горная стрелковые части 318-й дивизии. Немецко-фашистское командование собрало здесь много войск, подтянуло полевую и зенитную артиллерию, шестиствольные минометы. Все было брошено, чтобы остановить наше наступление. Как только гитлеровцы ринулись в контратаку, по их цепям, по самой вершине и по обратным скатам Горной полк открыл сосредоточенный артиллерийский огонь. Восемь наших батарей, дивизионы и полки армейской и корпусной артиллерии более получаса молотят гитлеровцев. Немцы смяты, их потери колоссальны. И все же фашисты не успокоились. Через небольшой промежуток времени они вновь бросились в контратаку. Гитлеровцев накрывают густые артиллерийские и минометные залпы. Опять стонет от огня и металла видавшая виды, израненная севастопольская земля. Над полем боя поднялось густое серо-желтое облако пыли и дыма.

Бой разгорается все жарче и сильнее. Эта седьмая за ночь и утро контратака врага оказалась самой упорной и напряженной. Немцы поставили целью во чтобы ни стало сохранить за собой высоту Горная — ключевую позицию на подступах к Севастополю, — и потому лезут напропалую. По приказу командира полка Стрункина к переднему краю подтянулись 1-я и 7-я батареи. Прямой наводкой, взаимодействуя с другими артподразделениями, они метко расстреливают гитлеровцев.

Под натиском нашей пехоты и артиллерии наступательный пыл противника стал несколько спадать. Остатки контратакующих фашистских солдат мелкими группами откатываются за скаты высоты, оставляя раненых и убитых.

Отбив все контратаки противника в ночном бою, 318-я стрелковая дивизия с утра 8 мая сама готовилась к решительному наступлению на Горную. Высота эта господствовала над местностью. Ее надо было взять, открыв тем самым путь на Севастополь и Херсонес с юго-запада.

Около 8.00 командир 796-го артполка получил распоряжение от командующего артиллерией дивизии подготовить огневой налет на высоту Горная. Полк выполнил эту задачу. Помогло то, что цели были полностью разведаны и пристреляны. И как только получили команду, батареи ударили по укреплениям врага. Беглый огонь чередовался с залповым, потом с методическим отдельных орудий. Затем все повторялось сначала. 2-я батарея, управляемая капитаном Цогоевым, двумя прямыми попаданиями разрушила блиндаж на самом гребне Горной. Пулеметную точку уничтожила 1-я батарея капитана А. И. Иванова. Траншеи и ходы сообщения основательно обработали 4-я, 5-я и 7-я батареи. В то же время три наши гаубичные батареи —3-я, 6-я и 8-я надежно подавили фашистские зенитные пушки «Эрликон» и два шестиствольных миномета на обратных скатах высоты.

бой за высоту вов

Путь для атакующих был расчищен, но некоторые огневые точки противника все же сохранились. И вот сейчас, когда пехота поднялась в атаку, они заговорили, начали поливать наступающих металлом. В самый острый момент, когда атака едва не захлебнулась, командир орудия прямой наводки нашего полка сержант Е. С. Кутырев обнаружил на скате Горной крупнокалиберный пулемет фашистов. Не ожидая команды командира батареи, находившегося у другого орудийного расчета, Кутырев решил уничтожить вражескую огневую точку, мешавшую продвижению нашей пехоты. Рядом с орудием рвались вражеские снаряды, но сержант приказал расчету навести орудие на цель.

По команде Е. С. Кутырева орудие выпустило несколько снарядов. От прямых попаданий огневая точка гитлеровцев навсегда умолкла, а от дзота, в котором она находилась, во все стороны полетели бревна.

Расчет блестяще справился со своей задачей. Но артиллерия противника обстреляла его. Расчет пошел в щели, чтобы укрыться. Последним шел Кутырев. Тут его и сразил осколок неприятельского снаряда.

После того, как вражеские огневые средства на вершине и на скатах высоты Горная были уничтожены, а артиллерия перенесла огонь в глубину, подразделения 1339-го и 1337-го стрелковых полков энергично атаковали, а затем и опрокинули противника. Решительным броском батальон майора Трегубенко достиг гребня высоты и закрепился на нем. Теперь на этой возвышающейся над окружающей местностью высоте развевался красный флаг.

Взятием Горной открылся путь для наступления на Севастополь с юго-запада.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *