Концлагерь для чехов

узники освенцима
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

С момента заключения в лагерь и до 1943 года никто не держали в руках книги. Единственной литературой были письма с родины, да изредка тайком удавалось прочесть немецкие газеты.

С прибытием эшелонов из Терезина произошли некоторые изменения. Новые узники привезли с собой кусочек родины: в Биркенау появилось довольно много чешских книг, которые удалось спасти от уничтожения.

Это были не только книги чешских авторов (братьев Чапеков, Эдуарда Басса, Яромира Иона, Карела Полачека и других), но также и запрещенные немецкие писатели (Фейхтвангер и другие). Эти книги читали вечерами и в воскресенье. Вновь услышали песни Восковеца и Вериха. Все это придавало силу и возвращало надежду на спасение.

Некоторым заключенным удалось проникнуть в новый лагерь ВПв в сентябре 1943 года, в первый же день приезда терезинских эшелонов. Они прошли туда под предлогом выполнения необходимых слесарных работ. Эрих Кулка нашел там жену и сына, с которыми расстался за три года до этой встречи.

Узники рассказали членам самоуправления этого лагеря о том, что делается в Биркенау. Сперва они не поверили, но потом, когда сами стали свидетелями уничтожения людей в лагере, поняли, что заключенные нового лагеря действительно оказались в лучших условиях.

В новый лагерь без особого разрешения не допускали никого из заключенных соседних лагерей: эсэсовцы боялись, что новички узнают о том, как в Биркенау отравляют и сжигают людей.

Лагерное гестапо, которое возглавлял тогда эсэсовец Грабнер, распорядилось, чтобы новые заключенные писали в своих письмах: «Я здоров, и живется мне хорошо». И заключенные должны были указывать обратный адрес: «Трудовой лагерь Биркенау».

Каждый заключенный был обязан написать хотя бы одно такое письмо. Заключенные нового лагеря имели право писать регулярно, каждый месяц, в то время как заключенные-евреи из других освенцимских лагерей могли писать лишь в исключительных случаях.

узники освенцима

Заключенным, кроме того, разрешили получать посылки. Одно время в лагерь поступало до тысячи посылок в день. Эти посылки значительно облегчали жизнь узников.

Вместе с продуктами появилась надежда: в письмах, а также записках, спрятанных в хлебе, заключенные находили известия о событиях во всем мире.

В лагере были несколько улучшены условия для беременных женщин и детей. Им давались лучшая пища, масло, белый хлеб.

Однако эти диетические пайки были так малы, что женщины и дети предпочитали обычные лагерные пайки. Дети жили в особом, хорошо оборудованном блоке. Они учили чешский язык.

По вечерам там устраивались музыкальные вечера, на которых часто бывали комендант лагеря Биркенау Шварцгубер и другие эсэсовцы. В двух блоках расположился лазарет, в котором работали профессора, доценты и врачи.

На первый взгляд здесь жизнь была совсем другой, чем в прочих лагерях.

В этом заслуга лагерного самоуправления.

Большинство заключенных этого лагеря не знали «нравов» прочих концлагерей: все заключенные были одной национальности, а это в значительной мере устраняло причины для раздоров, так характерных для других лагерей.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *