Конец партизанского отряда «Журналист»

партизаны в бою
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

14 апреля 1943 глухой рокот моторов нарушил тишину Кодр.

— Со стороны Речулы по долине движутся два танка, за ними следует колонна немецких солдат! — доложил наблюдатель, сидевший с биноклем на верхушке дерева.

Обозленные дерзкими налетами партизан оккупанты намеревались окружить отряд.

Командиры М. Смилевский и И. Лысов распорядились выделить бойцам дополнительно патроны и гранаты. Рокот моторов уже хорошо слышался на базе. Напряжение росло с каждой минутой. Гитлеровцы подошли к лесной сторожке, окружили двор, бросились в хату. Но она была пуста, партизаны вовремя оставили свое убежище. Взбешенные неудачей, каратели громили и крушили все, что попадалось под руку, а затем подожгли дом. Через некоторое время колонна удалилась той же дорогой, что и пришла.

— Это была попытка разведать, попробовать наши силы, — решили партизаны.

— Надо готовиться к очередному налету. Боя нам не миновать. А значит, первым делом следует укрепить свои позиции.

На следующий день партизаны рыли окопы. Смилевский и Лысов давали бойцам указания, подбадривали новичков. Работа продвигалась быстро.

Тревожные думы не покидали командира весь день. Ни на минуту не сомкнул он глаз и ночью. Часто выходил из землянки. На небе мерцали звезды. Вокруг стоила глубокая тишина; он взял автомат и пошел вдоль окопов, проверить посты. Все было в порядке. Только лес шумел глухо и таинственно.

Ранним утром в воскресенье, 16 апреля, решили разведать обстановку, да и продукты были на исходе. Александр Кирикэ и трое партизан направились в сторону Сесен. Но вскоре все вернулись, принеся тревожную весть: враг большими силами движется в сторону леса.

Партизаны заняли свои места.

По окопам передали последний приказ командира:

— Подпустить немцев ближе. Огонь открывать только по команде!

Вражеские солдаты продвигались короткими перебежками, заходили с флангов. Бруствер партизанских окопов ощетинился дулами автоматов, винтовок, охотничьих ружей. Наступила решающая минута.

— Огонь! — раздалась команда.

Завязалась перестрелка. Гитлеровское командование, чтобы обезопасить свои тылы, бросило в район Ральского леса против небольшой горстки партизан — в 70 бойцов — более 500 карателей с танками и минометами.

Теперь трудно восстановить картину боя, как он начинался и продолжался. Но отдельные эпизоды запомнились его участникам — Клаве Крикуненко и другим. Первая цепь карателей приблизилась вплотную к партизанским окопам. Но, встретив дружный огонь, откатилась назад. Через некоторое время враг предпринял вторую атаку, стремясь зайти в тыл обороняющимся. Но и она не принесла ему видимого успеха, хотя сопротивление партизан заметно ослабло: появились убитые и раненые. Несли большие потери и оккупанты.

— Выносите раненых подальше в овраг, — приказал Смилевский и по-пластунски пополз к окопам, на правый фланг.

— Что произошло, почему не стреляешь? — спросил пулеметчика.

— Не пойму, что-то случилось, не идет лента.

Командир присел к пулеметчику, помог устранить неполадки, и пулемет снова заговорил.

— Давай, Толя, бей поточнее! Не подпускай фашистов к оврагу. Там раненые.

А сам приподнялся и быстро побежал к центру линии обороны, туда, где противник особенно наседал. На глазах командира, сраженный пулей, тихо сполз в окоп Александр Буду…

партизаны вов

Наспех перевязав раны, партизаны возвращались в строй. Бой то разгорался, то затихал.

Убедившись, что лобовыми атаками сломить сопротивление партизан не удастся, фашисты отошли назад. После небольшого затишья враг начал обстреливать позиции партизан из минометов. Огненный шквал накрыл окопы. Потери росли.

Смилевский занял место погибшего пулеметчика. Его пулеметные очереди буквально косили гитлеровцев, пока не опустели патронные диски. Но вот осколок вражеской мины оборвал жизнь командира «Журналиста»…

Четвертый час длился неравный бой с гитлеровцами. Когда кончились патроны, Николай Тетьянко выхватил из-за пояса две гранаты и крикнул товарищам:

— Отходите по оврагу по одному! Я прикрою!

«…Из нашего отряда «Журналист», — писала позже Клава Крикуненко, — в живых кроме меня остались переводчик-молдаванин Николай, запорожец Илья Михайличенко и тяжелораненый сибиряк Анатолий Володин. Потеряли многих своих бойцов и отряд имени Фрунзе.

Несколько дней мы бродили по лесу, голодные, оборванные, собрались в условленном месте.

Решили пробиваться к своим. Фронт был уже совсем близко — на холмах, по ту сторону реки Кулы, находились советские части. Как потом узнали, там вела бои 80-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора В. И. Чижова.

Надо было идти на соединение с наступающими частями. Командование взял на себя Иван Лысов. Припоминаются его последние слова:

— Товарищи, мы с честью исполнили свой долг. Теперь уже нет никакого смысла оставаться здесь, рядом с передовой. Остается одно: с боем прорваться через линию фронта.

Начали готовиться. В последнюю апрельскую ночь вышли из леса и спустились в долину Кулы. Шел проливной дождь».

Промокшие до костей, под покровом темноты двинулись к речушке, журчащей в долине. Было так темно, что в двух шагах ничего нельзя было различить. Дул сильный ветер, лил, казалось, нескончаемый холодный дождь. По оврагам шумно бурлила вода. Впереди партизан, петлявших по склону между кустами терновника, шел проводник из местных жителей.

Миновали первую линию немецких траншей. И вдруг взрыв — проводник попал на заминированный участок. Оккупанты переполошились. В небо взметнулись осветительные ракеты. Застрочили автоматы.

Партизаны продолжали пробираться ползком по грязи и лужам, под пулями. Тяжелораненого Толю Володина вели под руки.

К утру добрались до овчарни на Бахской горе. Здесь уже были свои. Двадцать три партизана перешли линию фронта. Им трудно было смириться с потерей боевых товарищей. Но война продолжалась, и предстояли еще жестокие бои с врагами.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *