Конвой идет в Геленджик

Конвой идет в Геленджик

22 мая 1943 года. На транспорт «Интернационал» погружены авиабомбы. Их следует срочно доставить в Геленджик. В охранении идут БТЩ «Гарпун», «Мина» и морской охотник «041».

Утром корабли выходят из Туапсе. Решено конвой вести вдоль берега. Корабли, охраняющие транспорт, располагаются так: в голове идет «Гарпун», за ним — «Интернационал», в кильватере — «041», а сбоку, мористее, конвой прикрывает «Мина» (командир — капитан-лейтенант Василий Сташенко).

Через полтора часа после выхода конвоя на горизонте появляется самолет-разведчик противника. Он назойливо кружит рядом с конвоем, предусмотрительно удерживаясь вне пределов досягаемости корабельной артиллерии. Около двенадцати часов появляются 17 бомбардировщиков Ю-88, которые прикрывает эскадрилья Me-109.

Самолеты заходят со стороны солнца, перестраиваются и начинают бомбежку конвоя. Бомбы сыплются, как из решета. В морской пучине у всех на глазах исчезает «041». Погиб командир старший лейтенант Павел Алексеевич Кулешов и весь личный состав катера.

В это время конвой приближается к мысу Идокопас. Здесь высокий берег и достаточная глубина. «Гарпун» и транспорт, резко свернув вправо, укрываются под скалой.

«Мина» продолжает вести интенсивный артиллерийский огонь по самолетам противника. Зенитный обстрел не дает «юнкерсам» возможностей для прицельного бомбометания. Корабль — явная помеха их атакам на транспорт.

«Мине» приходится очень тяжело. «Юнкерсы» по трое пикируют с разных сторон, закидывая корабль бомбами и одновременно задействуя пушки и пулеметы.

Командир корабля Сташенко наблюдает за самолетами, отдает команды на открытие огня, уводит корабль от свистящих снарядов. Орудия раскаляются от интенсивности огня.

Матросы видят, как отрываются бомбы, как вздымаются огромные столбы вспененной воды, но ни у кого из них не возникает и мысли, что можно спрятаться от летящих осколков. Они стреляют, перевязывают раненых товарищей и вновь разят врага.

Командир отделения крупнокалиберных пулеметов Семен Чемо серьезно ранен в правую руку. Действуя левой рукой, почти теряя сознание, послал длинную очередь в пикирующий «юнкерс».

Выходящий из пике самолет дрогнул, свечой взмыл вверх и, словно сорвавшись с невидимых нитей, боком заскользил вниз, врезался крылом в волну и скрылся в огромном всплеске.

Корабль, как заведенный, идет зигзагами. Осколки рвущихся бомб секут правый борт. Разбит главный распределительный электрощит. Обесточенный, с заклиненным рулем, тральщик описывает циркуляцию. Зенитный огонь значительно ослабевает. Появляется много раненых.

В пикирование идет последняя тройка Ю-88. Одиннадцать водяных столбов стеной встают вдоль корпуса корабля. Последняя, двенадцатая бомба пробивает на корме палубу и рвется под килем.

В эту минуту появляются наши истребители, начинается воздушный бой. Вскоре он стихает. Противник ретируется. «Мина» переходит на ручное управление.

Командир б/ч-5 старший инженер-лейтенант Николай Соловей, тяжело раненный в руку, продолжает руководить аварийной партией до тех пор, пока не теряет сознание от потери крови.

Четко действует старшина группы электриков Помазанов. Заменив убитого командира отделения Павла Дриня, он подает питание сначала на руль, затем и на пожарные насосы. Заработал, наконец, и трюмный насос.

Конвой идет в Геленджик

Благодаря самоотверженности матросов корабль спасен.

Транспорт «Интернационал» благополучно прибыл в Геленджик, доставив важный груз. «Мина» своим ходом вернулась в Туапсе.

После скоротечного ремонта тральщик вновь принимает участие в боевых действиях.

Несмотря на трудности, и все другие наши трудяги-корабли продолжали плавать, сопровождать транспорты и сражаться с противником.

Один комментарий на тему “Конвой идет в Геленджик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *