Кровавое воскресенье 9 января 1905 года

Кровавое воскресение
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Кровавое воскресенье начиналось как мирный протест недовольных сталелитейщиков в Санкт-Петербурге. Разгневанные плохими условиями труда, экономическим спадом и продолжающейся войной с Японией, тысячи рабочих пошли к Зимнему дворцу, чтобы просить Николая II о реформе. Но царя в тот день во дворце не было, а запаниковавшие солдаты, не найдя другого решения, начали массовый расстрел бастующих людей.

В любой другой период такое происшествие могло напугать народ и надолго отбить желание к забастовкам, но не тогда. Авторитет царя падал, а недовольство сложившимся в стране режим возрастало. Впоследствии, именно события «Кровавого воскресенья» послужат толчком к началу всеобщих забастовок, крестьянских волнений, убийств и политической мобилизации, более известных как революция 1905 года.

Предпосылки

Экономический подъем 1900 г. вызвал всплеск промышленного роста, но практически никак не отразился на законодательстве труда. К началу ХХ века рабочий труд в России оценивался дешевле, чем во всех странах Европы (собственно, именно низкие зарплаты и привлекали иностранных инвесторов). Рабочие трудились в ужасных условиях: по 10,5 часов шесть дней в неделю, но были известны и случаи с 15-часовыми сменами. Не было выходных по праздникам, больничных и пенсий.

Гигиена и уровень безопасности также оставляли желать лучшего, несчастные случаи и травмы на производстве были обычным делом, а пострадавшим даже не выплачивали компенсацию, просто увольняя недееспособных сотрудников.

Владельцы фабрики часто облагали штрафами рабочих за опоздания, перерывы в туалет, разговоры и даже пение во время смены! Большинство рабочих жили в переполненных многоквартирных домах или ветхих сараях, принадлежащих их работодателям; в жилье такого типа, как правило, проживало чрезмерное количество людей, сами дома были старые, а удобства – отопление и канализация – работали с перебоями.

Недовольства таким отношением к труду, а также тот факт, что подавляющая часть производств находилась в городах, спровоцировали брожение революционных идей в рабочей среде. Неудовлетворенность рабочих условиями, в которых они трудились, неуклонно росла, но стала особенно острой в последние месяцы 1904 г. Этому немало способствовали тяжелая и кровопролитная война с Японией и экономический кризис.

Внешняя торговля падала, государственные доходы сокращались, вынуждая компании увольнять тысячи рабочих и еще больше ужесточать условия работы для тех, кто остался. Страна погрузилась в голод и нищету, чтобы хоть как-то выровнять доходы, предпринимателя увеличили цены на продовольствие на 50%, но повышать заработную плату рабочим отказывались.

Георгий Гапон

Неудивительно, что такие условия породили в стране волну беспорядков и инакомыслия. Пытаясь как-то изменить сложившийся режим, рабочие формировали «рабочие секции», деятельность которых, сперва ограничивающаяся дискуссиями, впоследствии переросла в акции забастовки.

Некоторые из таких забастовочных комитетов возглавлял Георгий Гапон, священник и уроженец Украины.

Гапон был красноречивым и убедительным оратором и примерным активистом. Сергей Зубатов – глава особого отдела департамента полиции, заметил выдающиеся ораторские способности Гапона, и предложил необычную должность. Зубатов был в курсе революционных движений, но выступал против политики отправлять всех несогласных на каторгу.

Вместо этого, он предложил Гапону возглавить революционное движение, тем самым управляя рабочими “изнутри”. Но надежды Зубатова не оправдались: Гапон, работая в тесном контакте с обнищавшими и голодающими рабочими, в конечном итоге принял их сторону.

В декабре 1904 года мастер А. Тетявкин без видимых на то причин уволил четырех рабочих – членов рабочей секции Гапона, спровоцировав волну негодования на заводе.

На собрании рабочих было решено “тихо и мирно” приостановить работу до тех пор, пока начальством не будут выполнены условия – увольнение Тетявкина и восстановление на заводе потерявших свои должности рабочих.

Директор Путиловского завода, убежденный в несостоятельности выдвигаемых против Тетявкина обвинений, потребовал прекратить забастовку, в противном случае угрожая уволить всех рабочих без исключения.

Вечером 4 января делегация из 40 рабочих разных цехов во главе с Гапоном пошла к директору со списком требований, в котором в числе прочих был 8-часовой рабочий день.

Кровавое воскресение

В тот же день к путиловцам примкнули рабочие Франко-русского механического завода, трудящие Невской ниточной, Невской бумагопрядильной и Екатерингофской мануфактур, и многие, многие другие. Выступая перед рабочими, Гапон критиковал чиновников-капиталистов, ценящих материальные блага выше жизни простых рабочих и настаивал на необходимости политических реформ.

Лозунг “Долой чиновничье правительство!” впервые прозвучал именно из уст Гапона. Примечательно, что идея обратиться к царю с озвучиванием нужд народа была предложена Гапоном задолго до событий января. Сам Гапон, однако, до последнего надеялся, что забастовка будет выиграна и нужде в петиции не будет. Но администрация стояла на своем, и проигрыш рабочих в этом конфликте становился очевидным.

“Кровавое воскресенье”

Гапон подготовил петицию к царю, в которой описал все требования, направленные на улучшение условий жизни и труда. Ее подписали свыше 150 000 рабочих, и в воскресенье 9 января массовое шествие двинулось к Зимнему Дворцу, намереваясь передать эти требования царю. Николая II в тот день во дворце не было, он находился в Царском Селе в 25 км от столицы.

Увидев многотысячную толпу рабочих, офицеры вызвали охранный гарнизон дворца, чтобы охранять все точки входа. Когда рабочие подошли, солдаты начали массовый обстрел. Доподлинно неизвестно, был ли это приказ или самовольные действия солдат. Число жертв по разным источникам колеблется от 96 до 200 человек, а революционные группы настаивали на еще большем количестве.

Реакция

События «Кровавого воскресенья» освещали по всему миру. В газетах Лондона, Парижа и Нью-Йорка Николай II изображался как жестокий тиран, а в России царя вскоре после событий и вовсе окрестили «Кровавый Николай». Марксист Петр Струве назвал его «Народным палачом», а сам Гапон, который в событиях 9 января чудом избежал пуль, заявил: “Бога больше нет. Нет царя!”

Кровавое воскресенье спровоцировало массовые забастовки рабочих. По некоторым данным, в январе-феврале 1904 года только в Санкт-Петербурге бастовали до 440 000 человек. В кратчайшие сроки забастовки Петербурга поддержали и жители других городов — Москвы, Одессы, Варшавы и городов стран Прибалтики.

Позже протесты такого рода стали более согласованными и сопровождались четко сформулированными и подписанными требованиями политической реформы, но в течение 1905 года царский режим, бесспорно, переживал один из самых тяжелых периодов за свою трехвековую историю. Кратко события “Кровавого воскресенья” можно обозначить следующими положениями:

  • Российские рабочие на производстве работали в чудовищных условиях за мизерную заработную плату и терпели крайне неуважительное отношение со стороны работодателей;
  • Экономический кризис 1904-1905 годов ухудшил и без того плохие условия жизни и труда, сделав их невыносимыми, что привело к формированию рабочих секций и брожению революционных настроений в массах;
  • В январе 1905 года рабочие под предводительством священника Гапона подписали петицию с требованиями для царя;
  • При попытке передать петицию, рабочие попали под обстрел солдат, охранявших Зимний Дворец;
  • “Кровавое воскресенье” стало, по сути, первым сигналом о невозможности долее мириться со сложившимся царским режимом и произволом властей и, как следствие, революции 1917 года.
Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *