Кто первый предупредил о войне СССР

Пограничники

В субботний день пограничники второй заставы, где служил рядовой Алешкин, заметили, что за Бугом появился с косой владелец одной из трех польских мельниц. Пограничники уже много раз видели его. Мельник, приблизившись к реке, начал косить траву, а сам нет-нет да поглядывал по сторонам, вел прокос на нашу сторону, все более приближаясь к реке.

Когда до нее осталось совсем небольшое расстояние, мельник огляделся по сторонам, бросился в реку и поплыл на нашу сторону. Он был уже на середине реки, и вдруг проходящий немецкий патруль заметил его и открыл огонь. Мельник перевернулся на спину и замер. Казалось,  что его убили, но было заметно, что, едва шевеля руками, он плывет на нашу сторону. И вот, наконец, берег. Пограничники помогли ему выбраться из воды.

Скорее на заставу! Я должен сообщить сведения государственной важности,— сказал мельник, стуча зубами от холода и напряжения.

Пограничники вызвали тревожную группу, на плечи Иосифа Максимовича Бадзинского накинули теплую куртку и отправили на заставу. Бадзинский уверял, что 22 июня в 4 часа утра немецкие войска нападут на Советский Союз.

Конечно же наши пограничники не поверили. Советское командование строго настрого предупреждало о провокациях, на которые нельзя поддаваться и огонь не открывать. Допрос вел начальник 2-й заставы младший лейтенант Василий Николаевич Горбунов.

Бадзинский был расстроен, тем что никто ему не верил и тогда он сказал:

«Я проливал кровь за русских в 1914 году, на той стороне осталась вся моя семья, завтра придут Немцы.

Несмотря на все недоверие к словам мельника, лейтенант доложил о происшествии коменданту. Приехали офицеры из комендатуры. Снова провели опрос. Мельник твердил свое, советские офицеры не верили, вроде бы пытались переубедить его. У мельника по щекам катились слезы обиды и огорчения.

— Убейте меня, начальник, если не верите, я в ваших руках, и не долго ждать, чтобы проверить правоту моих слов.

Допрос в комендатуре 1941 год

И все же Горбунов доложил о вести по инстанции, созвонился с соседними заставами, предупредил о возможном нападении, просил принять меры и принял их сам.

Солдаты заставы, хотя и не знали о разговоре с мельником, но потому, как Горбунов начал расставлять пограничников по боевым точкам, им тоже стало ясно, что их ожидает в ближайшие часы. Казалось, они уже заранее чувствовали приближающуюся опасность.

В эту ночь на заставе никто не спал. В 3 часа ночи Горбунов поднял личный состав в ружье,- Пограничники выстроились, и начальник заставы объявил: «Из вещмешков выбросить все лишнее, набрать побольше боеприпасов. Сегодня ночью Германия нападет на нас. Мы первые на рубеже обороны, и мы должны постоять за нашу землю.

Старшина раздал весь боезапас, и пограничники бросились в заранее приготовленные окопы.

Алешкин поудобнее устроился в окоп, приладил к плечу ручной пулемет, напряженно всматривался во вражескую сторону. Над Бугом стояла тишина, а ночной воздух был так напряжен, что, казалось, чиркни спичкой— и взорвется.

И в эти минуты Алешкину вспомнились родные места, детство, деревенские хороводы. Пройдет еще несколько минут, и может случиться так, что всего этого он больше никогда не увидит. Разве можно устоять одному-двум пограничникам против лавины врагов. Лишь бы не попасть в плен. Драться до последнего патрона, не забыть оставить один для себя. А может быть, все же не будет войны?..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *