Кто хочет жить — идите в свои окопы и защищайтесь

Кто хочет жить — идите в свои окопы и защищайтесь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Кораблей больше не будет

В Беккеровской гавани, в районе Пыхья-Таллин, очень много людей. Хочется сесть, но сесть негде. Томительно идут минуты, часы.

Батальон стоит в строю. Бойцы одеты по форме, все в касках, с оружием в руках, и все те, кто одет не по форме и бесцельно бродит без оружия, смотрят на нас с уважением.

Но вот слышны отрывистые возгласы: «Погрузят зенитные пушки и тракторы, а затем объявят посадку людей». Что же, это правильно.

Вдруг раздался возглас, который и по сей день при воспоминании леденит душу: «Товарищи! Кто хочет жить — идите в свои окопы и защищайтесь. В гавани нет ни одного корабля и даже паршивой лодки!»

Многотысячная масса людей замерла. Стал слышен даже шум пожара на «Балтийской мануфактуре». Снаряды врага рвались теперь уже совсем близко от гавани. Совсем неподалеку раздалась автоматная стрельба — это гитлеровцы прочесывали улицы.

Я быстро побежал к причалу. Свинцовые холодные волны яростно бились о стену причала. Кораблей не было и, по-видимому, не будет. На мгновение я задержался у причала. Да, обстановка более чем серьезная: впереди бушующее море, а сзади, совсем уже близко, немцы и горящий город.

Когда я подбежал к батальону, рядом с комиссаром стояли все командиры и политработники рот. Кораблей в гавани нет. Об этом знали уже все.

Но это было еще не все. Именно в эти критические минуты мы вдруг обнаружили, что командир нашего батальона старший лейтенант А. С. Воронцов куда-то «пропал». Представитель Политуправления на это громко заявил: «Я иду организовывать оборону гавани», — и тут же куда-то исчез. Оборона гавани была, конечно, пустая затея. Достаточно было противнику точно ударить по гавани, и несколько снарядов решили бы судьбу всей так называемой обороны.

Дальше события развернулись с молниеносной быстротой. В первую очередь необходимо было решить вопрос о командире батальона.Кто хочет жить — идите в свои окопы и защищайтесь

Командиром становится политрук Яковлев

По предложению комиссара, собравшего совещание командиров и политработников батальона, командиром батальона был избран младший политрук Николай Александрович Яковлев.

Это был энергичный, смелый и решительный офицер. В Таллин он прибыл из Кронштадта и работал политруком одной из стрелковых рот.

Наш новый командир сразу же предложил единственно правильный в тех условиях план действий: немедленно выйти из гавани через лежащее поблизости кладбище и сосредоточиться на берегу залива в районе пляжа. Затем решительным броском прорваться сквозь колонну врага, который двигался в город на машинах со стороны Кейла и обойти город с запада и двинуться на восток — на Нарву и Кингисепп, где, по сводкам Советского информбюро, наши войска вели бои с противником.

Пройти через кладбище оказалось не так-то легко. Дело в том, что все кладбище было усеяно трупами лошадей, застреленных всего несколько часов назад, так как взять их на транспорт было невозможно, а тем более оставлять врагу. Лошади лежали навалом между оградами могил. Приходилось идти прямо по крупам лошадей, скользким от крови и дождя, мы падали, торопясь поскорее выбраться с кладбища, и перемазались грязью, смешанной с кровью. Преодолев высокую кирпичную ограду кладбища, мы сразу же подготовили к бою станковые пулеметы и огневые позиции для наших 82-миллиметровых минометов. К ним у нас имелось 40 мин. Расчеты минометов уточнили данные для стрельбы по шоссе, по которому в город мчались немецкие автомашины с зажженными фарами.

Разорвались мины, почти в эту же минуту заговорили станковые пулеметы. И вот уже пылают автомашины, а беспечно спавшие в кузовах немцы разбегаются в страхе кто куда и их тут же добивают ваши пулеметчики. Движение по шоссе прекратилось, нам открылся путь в тыл врага. Батальон устремился к лесу, хорошо видному на возвышенности. Приближался рассвет, и нам надо было торопиться.

Наш удар по врагу был настолько дерзким и стремительным, что противник еще долго не мог прийти и себя. А тем временем батальон, теперь уже в тылу врага, сосредоточивался в лесу. Отсюда был хорошо виден залив, по берегу со стороны Беккеровской гавани двигались люди.

Но чем больше мы всматривались в эту толпу, тем скорее радостное чувство от сознания того, что никто не остался в гавани, сменялось тревогой.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *