Лагерная пожарная команда Бухенвальда

пожарная команда Бухенвальда
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

До весны 1939 года пожарную охрану лагеря обеспечивала профессиональная пожарная команда Веймара. Это было связано с тем неудобством, что в случае возникновения пожара команда должна была проехать примерно 9 километров, прежде чем она прибудет на место пожара.

Для того чтобы обеспечить быстрое тушение пожара в случае его возникновения — а в лагере большинство построек были целиком или частично из дерева,— по приказу коменданта лагеря из унтерфюреров СС при штабе комендатуры была создана собственная пожарная команда. Для этой цели были приобретены два пожарных обоза.

Обучение пожарных производилось частично силами профессиональной пожарной команды Веймара, а частично — эсэсовцами. Расширение военных действий на Востоке Европы в ходе безумной гитлеровской войны, особенно в ходе войны против Советского Союза, огромные людские потери вынуждали эсэсовское начальство выделять многочисленные группы офицерского и унтер-офицерского состава СС для пополнений фронтовых частей.

В связи с тем что сильно поредели и группы эсэсовской пожарной команды, а пополнять их было некем, в лагере Бухенвальд заключенным также предложили записываться в пожарную команду.

Товарищу Мезенхоллю еще в 1938 году эсэсовское лагерное начальство поручило следить за исправностью ручных огнетушителей и противопожарного инвентаря в лагере и в помещениях СС, за исключением района расположения воинской части. Весной 1942 года он получил от лагерфюрера по делам превентивно заключенных приказ рекомендовать заключенных, которым можно было бы поручить организацию пожарной охраны в лагере. Непременным условием было, чтобы эти заключенные не были уголовниками и чтобы они прежде не подвергались никаким наказаниям в лагере.

Сначала нельзя было включать в это число и заключенных из категории «асоциальных элементов». Евреи заведомо исключались. Следовательно, речь могла идти лишь об одной группе — о политических заключенных.

Несмотря на то что вначале значение такой пожарной команды не было полностью оценено, особенно в кругах наших товарищей — политических заключенных, мы, связавшись с руководством группы Сопротивления, рекомендовали подходящих людей. После проверки, произведенной эсэсовским лагерным начальством, и с его разрешения сначала была образована группа из десяти человек, по профессии мастеровых.

Обучение вел один унтерфюрер СС вместе с товарищем Мезенхоллем. Сфера деятельности команды ограничивалась только лагерем и мастерскими, расположенными на его территории. В феврале 1943 года по приказу коменданта лагеря команда стала именоваться «лагерной пожарной командой».

пожарная команда Бухенвальда

Для обслуживания обоих пожарных обозов и находившейся в лагере тележки для пожарного рукава были сначала образованы три группы. Каждая состояла из девяти человек, руководителя и его заместителя.

Состоявшая из эсэсовцев пожарная команда, существовавшая до начала 1943 года, была затем распущена, а когда воздушные налеты англо-американских бомбардировщиков от ночи к ночи становились все интенсивнее, сфера деятельности пожарной команды заключенных была официально расширена и включала теперь также и территорию эсэсовской комендатуры. К этому нужно добавить, что на имевшуюся пожарную команду было возложено более тщательное содержание и осмотр инвентаря для тушения пожаров и обеспечения противовоздушной обороны. В результате внутри самой пожарной команды стала необходимой специализация, так что понадобилось привлечь новые силы.

В чисто организационном смысле создание лагерной пожарной команды было завершено в начале 1944 года.

После того как в начале 1944 года мы подготовили для лагеря Дора (в районе Нордхаузена) две группы молодых польских товарищей, которые должны были организовать там пожарную команду, по нашему предложению и с одобрения эсэсовского лагерного начальства были созданы противопожарные посты в бараках, состоявшие главным образом из польских и чешских товарищей.

Этих товарищей мы обучили, они имели необходимое оборудование и должны были во время воздушных тревог нести противопожарную охрану самого лагеря для заключенных, так как мы с нашими пожарными машинами были вне территории лагеря. Капо и его заместитель попеременно оставались в лагере, чтобы руководить этими противопожарными постами в бараках.

Позже, когда в результате воздушного налета на Бухенвальд мы понесли потери, мы заменили выбывших этими товарищами. В связи с этим пожарная команда приобрела с точки зрения движения Сопротивления интернациональный характер. Чешские и польские товарищи провели в этой области ценную работу.

Вся работа по осуществлению задач, связанных с движением Сопротивления, проводилась в три этапа:

  1. Воспитание каждого отдельного товарища в духе соблюдения дисциплины.
  2. Создание подпольных групп Сопротивления.
  3. Выполнение особых заданий по указаниям подпольного руководства.

Относительно первого этапа работы необходимо сказать следующее.

Успешная деятельность пожарной команды возможна только в том случае, если руководитель группы пожарных обладает командной властью. Только такая группа, которая беспрекословно выполняет приказы и распоряжения руководителя, может успешно бороться за объекты, входящие в сферу ее деятельности. Каждый отдельный член группы имеет свою особую задачу и должен знать, что он выполняет только то дело, которое ему поручено.

Не могу не упомянуть при этом, что лагерное начальство, само того не ведая, шло нам навстречу при проведении этих мероприятий, ибо они давали нам возможность легально проводить боевые учения, так что это не бросалось в глаза тем, кто об этом не должен был знать. Таким образом, то, чего не могли делать военные группы, мы проводили здесь официально.

Второй этап начался с выполнения задания военного руководства. Нужно было создать во всех группах лагерной пожарной команды по крайней мере одну подпольную группу Сопротивления из трех человек. Ей поручалось выполнение особых, задач. Нужно было контролировать выполнение этих задач и систематически повышать политический уровень каждой отдельной группы. Благодаря пожарам в районе расположения воинской части, неоднократно умело «организованным» товарищами из подпольных групп Сопротивления, мы добились того, что нас стали официально посылать туда во время пожаров. А так как эти пожары возникали и днем и ночью, мы получили возможность легально контролировать эту территорию.

Ловко используя разногласия между комендантом лагеря и командиром этой части, наши борцы Сопротивления пробили брешь в стене, которая до тех пор была неприступной. Отныне у нас были точные планы территории, сведения о численности воинской части, точные данные относительно всех видов моторизованного транспорта с указанием числа машин, годных для немедленного использования, условно годных и находящихся в ремонте. Точно так же почти с полной достоверностью было установлено количество оружия и боеприпасов.

Нам сильно помогло то обстоятельство, что с конца 1944 года пожарную команду стали привлекать к погрузке и выгрузке оружия и боеприпасов. Другим важным пунктом разработанного нами плана было предприятие «Густлоф-верке» в целом.

Завод «Густлоф-верке», на котором работали 3000 заключенных, производил главным образом винтовки G43, а с середины 1944 года приступил также к выпуску пистолетов. Мы были заинтересованы в том, чтобы заполучить в свои руки оружие, доставить его в лагерь и там с пользой его применить. Группы Сопротивления в пожарной команде приняли самое активное участие в организации доставки деталей оружия в лагерь, где другие товарищи позже собирали их и превращали в оружие, готовое к действию.

На заводе «Густлоф-верке» имелся тир, и при поддержке товарища Ганса Кемпнера наши пожарные получили возможность заниматься стрельбой и научились обращению с оружием. Тайно доставленные в лагерь детали оружия были использованы для того, чтобы продолжить обучение также и в теоретическом отношении. Специально оборудованные подвалы, которые были надежно изолированы, служили помещениями для занятий.

Приведу еще один случай, который покажет, как мы использовали для обучения все имеющиеся возможности. Было дано задание провести для нескольких групп учения на местности. Для этого была выбрана лесистая местность за шлагбаумом. Две группы, которые должны были участвовать в учениях, были доставлены на место пожарными машинами. Учения проводились по плану, с соблюдением всех мер предосторожности.

Несмотря на это, проезжавший мимо комендант лагеря что-то заметил. Он немедленно направил к нам лагерфюрера, однако тот застал пожарную команду лишь за чисткой своих пожарных обозов. Мы объяснили выбор места для учений тем, что возможны лесные пожары, и действительно, позже они возникали от фосфорных зажигательных листочков, которые сбрасывали английские самолеты. Само собой разумеется, что после этого случая мы стали еще осторожнее.

В лагере на нас была возложена также охрана кино. Нужно было при любых обстоятельствах спасти от уничтожения подпольный радиопередатчик, смонтированный там по заданию руководства движения Сопротивления. Наши товарищи часто сердились на наш резкий тон при проведении контрольных осмотров, но мы твердо знали, что этот аппарат должен быть спасен любой ценой. Не прояви мы твердости, нам не удалось бы в последние дни перед освобождением использовать этот передатчик.

Может возникнуть вопрос: почему пожарная команда пользовалась таким «доверием» у эсэсовского лагерного начальства, что ей удалось в такой мере расширить поле своей деятельности?

Мы водили этих бандитов за нос и поступали так, что создавалось такое впечатление, будто мы на их стороне. Уже одна эта тактика спасла жизнь тысячам заключенных и привела к тому, что 11 апреля 1945 года военные группы под руководством лагерного комитета смогли своими силами начать освобождение концлагеря Бухенвальд.

Гейнц Мюлер, сообщение, написанное в 1946 году (переработано в 1956 году)

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *