Ликвидационные отряды

расстрел солдат
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (11 оценок, среднее: 4,09 из 5)
Загрузка...

Массовые расстрелы «нежелательных», особенно в первые месяцы 1941 года, имели место также в шталагах на территории польского «генерал-губернаторства». Установлено, что такие экзекуции проводились в шталаге 316 в Седльцах, а также в шталаге 324 в Грондах около Острува-Мазовецкого, где было «на глазок» отобрано 1800 пленных, которых расстреляли около деревни Гуты. Всего в 1942 году на территории «генерал-губернаторства» в результате «отбора», по официальным германским данным, было умерщвлено 3217 советских военнопленных и 78 передано в концлагеря. Мы не знаем соответствующих цифр за 1941 год. Однако, судя по совокупности обстоятельств, они должны быть в несколько, а возможно, и во много раз выше.

Оживленную «деятельность» развивали эйнзатцкоманды также на Украине. Ввиду характера их «деятельности» отряды эти называли «ликвидационными» («Liquidations-kommandos»).

К действиям на этой территории относится, в частности, донесение начальника полиции безопасности и СД от 14 июля 1942 года: «Во Владимире-Волынском СД подвергла «особому обращению» 36 комиссаров из лагеря для пленных офицеров»

В оперативных районах, а также в определенной мере и на всех территориях, находившихся под контролем ОКВ, наряду с «отбором» «нежелательных», проводившимся СД «на свою ответственность», в течение всего периода войны практиковалась иная форма истребления пленных, в которой СД и части вермахта тесно сотрудничали друг с другом: во многих случаях вермахт сам передавал «нежелательных» и другие категории пленных непосредственно в руки СД. Это имело место тогда, когда из-за недостатка соответствующих сил органы СД не могли сами проводить «отбор» — прежде всего в шталагах и дулагах, — а также в тех случаях, когда «подозрительные» выявлялись на сборных пунктах или в рабочих командах. Аналогично поступал вермахт и в случаях провинности военнопленных, если лагерное начальство считало, что дисциплинарное наказание является слишком мягким (поскольку судопроизводства в отношении советских военнопленных, как правило, не существовало). Такое решение судьбы пленных имело место там, где устанавливалось, что среди пленных находятся «подозрительные и неблагонадежные» элементы, с которыми сам вермахт справиться без помощи «специалистов» в области следствия (имеются в виду полиция безопасности, военная полиция и тайная полевая полиция) не может. В таких случаях пленных передавали в руки СД или тайной полевой полиции для «дальнейшего рассмотрения вопроса».

В руки СД наряду с вышеуказанными категориями пленных во многих случаях вермахт передавал парашютистов, сбитых летчиков, беглецов, отказывавшихся от работы советских пленных и пленных, подозреваемых в участии в движении Сопротивления, а часто поступал так и тогда, когда надо было избавиться от хлопот в связи с казнями пленных.

Передача военнопленных в руки СД в оперативных районах Восточного фронта была равнозначна смертному приговору, в то время как на территориях, подконтрольных ОКВ, еще существовала ничтожная возможность, что пленный будет отправлен в концлагерь на «работу», хотя, конечно, и при таком исходе у него имелась лишь очень слабая надежда выжить.

Специфическое положение существовало в гитлеровских ВВС, где начиная с 1943 года в определенных ситуациях допускалось применение судопроизводства в случаях провинности советских военнопленных, подлежавших компетенции ВВС. Однако существовала оговорка, что на любой стадии процесса военнопленного можно было передать в руки СД В результате можно было отказаться от судебной процедуры и передать пленного в СД, не говоря уже о случаях, когда передача производилась после вынесения приговора, для исполнения его. Решение о передаче военнопленного в СД мог принять офицер, имеющий дисциплинарные права в объеме по крайней мере командира дивизии. Кроме того, такое решение требовалось пересылать главнокомандующему ВВС (то есть самому Герингу) для сведения с указанием мотивировки.

Военнопленных передавали СД еще и в 1944 году. Об этом свидетельствует приказ «начальника военнопленных» в VI военном округе генерала Клемма от 27 июля 1944 года. В приказе говорилось о необходимости передачи в руки СД, кроме советских офицеров и солдат, которые были «отобраны» за их политические убеждения эйнзатцкомандой полиции безопасности и СД, также следующих категорий военнопленных:

  1. советских военнопленных — за проступки, мера наказания по которым превышает дисциплинарные права коменданта лагеря, в.особенности за побег и отказ от работы;
  2. польских военнопленных — в случаях доказанного саботажа;
  3. военнопленных всех национальностей — по прямому приказу ОКВ;
  4. военнопленных, подозреваемых в участии в организации сопротивления (эта категория должна была все-таки оставаться на правах военнопленных, передача же их могла произойти только в целях проведения допроса и лишь по специальному распоряжению ОКВ, но вместе с тем передача могла быть и окончательной);
  5. бельгийских, французских и итальянских военнопленных (здесь в каждом отдельном случае требовалось согласие «начальника военнопленных», то есть самого Клемма).

Был ли такой приказ издан только в VI военном округе? Основываясь на практике действий властей третьего рейка, можно предположить, что должны были существовать общие обязательные инструкции, касающиеся политики в отношении военнопленных в целом.

Следует отметить, что все попытки некоторых высших офицеров вермахта, которые в качестве обвиняемых или свидетелей на различных послевоенных процессах утверждали, что выражение «передан СД» (или гестапо) не всегда означало смерть, были в высшей степени неуклюжими и неудачными. Так, например, понятие «передан СД» в интерпретации генерал-полковника Рейнгардта означало, что… СД всего-навсего требовала себе переводчиков, тайных агентов и т. д. и вермахт поставлял ей таковых.

Подполковник Крафт из Управления по делам военнопленных «допускал», что дело тут шло о передаче… на работу под усиленной охраной. Эти наивные и вместе с тем лицемерные попытки были начисто опровергнуты приводившимися на нюрнбергских процессах фактами. Безоговорочно установлено, что термин «передан СД» в 99% случаев означал не только убийство, но еще и предварительные пытки и мучения с целью заставить дать нужные показания.

В руки палачей СД во время войны выдано определенное число польских военнопленных — и одиночек, и целых групп. Их обвиняли то в участии в лагерном движении Сопротивления, то в «убийстве» немцев в сентябре 1939 года или даже еще до начала войны. Делались также попытки выдачи СД целой группы пленных офицеров, которые работали в военной разведке.

На процессе по делу гитлеровского фельдмаршала Лееба и других свидетелю защиты подполковнику Крафту из Управления по делам военнопленных 8 апреля 1948 года были заданы следующие вопросы:

«Вопрос: Знаете ли вы что-либо о требовании полиции выдать ей офицеров польской разведки?

Ответ: Да, это имело место в период, когда я начинал свою работу в АВА. Я нашел тогда материалы, из которых явствовало, что полиция неоднократно пыталась добиться передачи офицеров польской разведки под ее охрану. Мы сопротивлялись этим попыткам, поскольку придерживались мнения, что эти офицеры разведки действовали только согласно своим служебным обязанностям («assignments») и инструкциям, и ввиду этого не было оснований для лишения их статуса военнопленных. Поэтому мы отказались удовлетворить такое требование».

Все же к утверждению Крафта следует отнестись с определенной осторожностью. Трудно предположить, чтобы известные нам случаи выдачи СД и казни пленных офицеров разведки (например, случай с капитаном Каштеляном — тоже офицером разведки) произошли без согласия Управления по делам военнопленных.

Комендант офлага ПД в Гроссборне в 1944 году выдал гестапо в Пиле польских пленных офицеров — полковника Моравского, майора Холубского и поручика Клопа. Все трое были убиты. В этом преступлении были замешаны следующие гестаповцы: Либталь, Венцель, Фоссберг, Третин и Майнда.

В феврале 1945 года лагерное начальство в Дёсселе (VIB) выдало гестапо в Падерборне капитана Шапера и 12 солдат под предлогом того, что они якобы занимались «распространением коммунизма» среди железнодорожников.

расстрел солдат

Однако наиболее многочисленные случаи выдачи пленных в руки СД имели место в оперативных районах на Востоке. Так, например, 15 октября 1941 года 11-я армия (командующий— Манштейн) передала СД 26 пленных евреев. Кроме того, эта армия передала СД:

  • В 1941 году, декабрь — 140 пленных
  • В 1942 году, январь — 111
  • Февраль — 36
  • март — 103
  • апрель — 122
  • май — 114
  • июнь — 374
  • июль — 2022
  • август — 259
  • Всего — 3281    пленного

Но и в других армиях было не лучше: 703-й отряд военно-полевой полиции доносил 3-й танковой армии генерала Рейнгардта об аресте 48 мужчин, в том числе нескольких скрывающихся красноармейцев; часть арестованных была передана эйнзатцкоманде в Витебске «как коммунисты, представляющие опасность для вермахта».

В сентябре 1942 года комендант тылового района 2-й армии (генерала Зальмута) передал СД группу из 88 пленных.

А вот донесение начальника тыла 4-й танковой армии (командующий генерал Гот) от 7 августа 1943 года: «Передано СД, тайной полевой полиции и службе контрразведки в обшей сложности 24 пленных».

8 сентября 1943 года 4-й танковой армией передано СД, тайной полевой полиции и службе контрразведки 39 пленных.

Донесение коменданта тылового района 2-й армии от 9 ноября 1942 года: «Передано СД 42 пленных».

В месячном отчете от 1 января 1943 года тот же комендант сообщал о передаче СД 18 пленных. И т.д., и т.д.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Ликвидационные отряды
  1. Генетик американец русского происхождения А. Клесов назвал славян арийцами. Что это значит? Возрождение нацизма, но в хорошем не в гитлеровском понимании. Этого Клесова в научном мире отказались признать, но в России пытаются раздувать его идею.

  2. Владимир, учите историю. Иногда это помогает не выглядеть некомпетентным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *