Литовские пограничники были готовы к войне

Литовские пограничники были готовы к войне

Накануне Великой Отечественной войны рубежи нашей страны от Рижского залива до южной границы тогда еще Литовской ССР охраняли 12-й отряд Прибалтийского округа, 105-й Кретингский, 106-й Таурагский и 107-й Мариампольский отряды Белорусского округа и отдельные роты и батальоны 8-й и 11-й армий Прибалтийского особого военного округа.

Когда 22 июня в 4 часа немецкие части и соединения группы «Север» начали вторжение в пределы Советского Союза, пограничники оказали им упорное сопротивление. Но силы оказались слишком неравными, и противнику удалось прорваться через границу и повести наступление в направлении Руцава — Либава. Создалась угроза окружения 25-й заставы 12-го погранотряда. Воины этой заставы совместно с пограничниками соседней, 24-й, с боем отошли к городу Руцава, где в это время сосредоточивались все заставы 5-й комендатуры. И здесь они не раз отбивали попытки гитлеровцев овладеть городом Либавой. В один из моментов даже атаковали немцев с фланга. Фашисты, оставив около 300 убитых и бросив технику, отступили. И только к утру 24 июня им удалось выйти к Либаве. Но полностью взять ее не могли. Большинство защитников города погибли в окружении. Вырваться удалось немногим.

Начальник генерального штаба немецкой армии генерал полковник Гальдер в своем дневнике по этому поводу отметил, что войска группы «Север» отражали сильные тиковые контратаки противника и далее добавил:

«На данном участке фронта русские также сражаются упорно и ожесточенно, они не думают об отступлении, а наоборот, бросают все, что имеют в своем распоряжении, навстречу вклинившимся немецким войскам».

И в ходе последующих боев подобные заявления будут встречаться все чаще и чаще. Они являются свидетельствам огромного мужества советских воинов.

Также самоотверженно дрался с противником 106-й Таурагский пограничный отряд, находившийся на все той же территории Литовской ССР.

22 июня в 2 часа ночи с 1-й и 3-й линейных застав 1-й комендатуры поступили донесения о том, что на сопредельной стороне к советской границе подошли немецкие войска с танками. Воины-чекисты сразу же были приведены в боевую готовность, потом они заняли оборонительные рубежи. Через два часа гитлеровская артиллерия и минометы обстреляли заставы и комендатуры, а также штаб 106-го пограничного отряда. Были нарушены городская связь и связь отряда с заставами, уничтожены склад горючего, боеприпасов и весь автомобильный транспорт.

Под прикрытием артиллерийского и минометного огня фашисты перешли границу. Командованию отряда не удаюсь организовать устойчивую оборону. Танки и мотопехота противника уже успели окружить почти все заставы и комендатуры. Бойцы укрылись в опорных пунктах и оттуда наносили удары по врагу.

Четыре часа отбивали непрерывные атаки фашистов воины 4-й линейной заставы под командованием лейтенанта Антона Антоновича Богуна, они охраняли участок государственной границы, в районе которого проходит нынешнее шоссе Таураге — Советск (бывший Тильзит). С трех сторон участок был окружен сосновым лесом. Открытым оставался правый фланг. К нему примыкало небольшое поле. Вот здесь-то отважная горстка пограничников и преградила путь наступающим немецким войскам. Четыре раза пограничники ходили в контратаку против батальона вражеской пехоты. В результате последней контратаки, когда в живых осталось всего семнадцать человек, пограничники прорвали кольцо окружения, но лишь двое из них пробились к штабу отряда.

Долгие годы молчали опаленные войной камни этой заставы, храня тайну о ее защитниках. И только после того, как разыскали жен лейтенанта Богуна и политрука Левина — Антонину Варфоломеевну и Раису Захаровну, а также бывшего комсорга заставы Николая Григорьевича Рослякова, удалось пролить свет на эти события.

С Николаем Григорьевичем была установлена переписка. В своих письмах он поведал о том, как сражалась с врагом в первые часы войны 4-я застава. Рассказал также о Александре Максимовиче Максимове.

Еще за неделю до того грозного дня застава подготовилась к обороне. Причиной послужило появление на германской стороне границы, в лесу, танков и большого количества пехоты.

Пограничники вырыли окопы в полный профиль, по фронту, с левого фланга и с тыла возвели противотанковые и противопехотные лесные завалы и проволочные заграждения, на правом, открытом, фланге со стороны шоссе — противотанковые надолбы из толстых сосновых бревен.
Вечером 21 июня начальник заставы поднял личный состав по боевой тревоге и построил его. Старшина М. В. Матросов выдал всем полный боекомплект патронов и гранат. Лейтенант Богун был как всегда чисто выбрит и подтянут. Портупея туго перехватывала его стройную фигуру. Начальник заставы любил во всем порядок, отличался и строгостью, требовательностью, справедливостью, умением расположить к себе бойцов. Они уважали его. Сейчас пограничники видели, как нелегко даются начальству спокойствие и выдержка, обычные для него.

После недолгого молчания, во время которого, должно быть лейтенант Богун справился с волнением, он заговорил твердо, и негромко, будто вел доверительную беседу:

Товарищи, мы не гарантированы от возможного нападения немцев. Наша задача: не пропускать их на нашу территорию, любой ценой задержать противника до подхода основных воинских частей. Будем биться. Если потребует обстановка — насмерть, до последней капли крови.

Пограничники внимательно слушали начальника заставы. Они понимали: его слово —это боевой приказ. Затем лейтенант Богун отдал распоряжение, которое нужно было выполнить в случае нападения на заставу.

Литовские пограничникиПулеметному расчету, где первым номером являлся А М. Максимов, предстояло вместе с другими пулеметчиками защищать правый фланг заставы — самое открытое, а потому и самое уязвимое место в обороне. Вместе со своим вторым номером Никитой Коротких Максимов занял отведенную им позицию. Александр напряженно всматривался в ночную темноту, чутко, до звона в ушах, прислушивался к еле уловимым шорохам. Стояла тишина, которую, казалось, невозможно нарушить… И все же тревожное чувство холодком обдавало сердце и голову. Неужели будет война? Неужели они посмеют напасть на нас?! В памяти быстро и безмолвно, как в немом кино, проносились эпизоды из его жизни, последние два года которой прошли на границе. Родные пишут в каждом письме; соскучились очень, ждем…
И как истосковался он! Как давно не был дома! Но скоро придет его час. Только бы не война…
Тишину разорвали артиллерийские залпы. Уже светало. Было 3 часа 45 минут. Начиналась война…
Александр Максимов и его товарищи встретили врага первыми.

2 комментариев на тему “Литовские пограничники были готовы к войне

  1. Погранвойска входили в состав НКВД. Наркомом был ЛАВРЕНТИЙ ПАВЛОВИЧ БЕРИЯ, который приложил немалые усилия для приведения вверенного ему наркомата в надлежащее состояние. Берия стал наркомом 25 ноября 1938 года и к массовым репрессиям отношения не имеет.

  2. Я «литовского » пограничника по фамилиям узнаю: Богун,Левин,Росляков,Тарасов,Матросов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *