Лучше не рисковать важным донесением

Кафур Мамедов

Работать Кафур пошел рано, хотелось помочь отцу. Почему именно Кафур выбрал специальность наборщика, парень и сам бы не мог объяснить. Прочел объявление о приеме учеников в типографию, заглянул в просторный, заставленный машинами цех, где на его глазах рождались книги, и сел писать заявление. Впоследствии Мамедова стали одолевать сомнения: не поспешил ли он с выбором, наверное, лучше было бы пойти на нефтяной промысел, завод, учиться морскому делу. Однако оставить типографию считал себя не вправе — привык, да и работа нравилась.

О войне он узнал поздно вечером. В воскресный июньский день Кафур с другом забрался рыбачить на самый кончик рябой каменистой косы. Возвращаясь домой уже в темноте, удивился, почему не зажигаются огни. Мать на этот раз и не взглянула на принесенный им улов: она снаряжала в дорогу старшего сына.

Братья Касим и Мухтар уже присылали из армии треугольники писем без марок, в типографию срочно принимали девушек вместо ушедших на фронт мужчин, а он, Кафур, как и прежде, стоял у наборных касс с верстаткой, зажатой в пальцах.

— Твое время не пришло. Если понадобится, сами позовем, довольно резко ответил ему в военкомате угрюмый человек с двумя шпалами на петлицах.

После работы и в выходные дни ребята из типографии шли на промыслы разгружать трубы, помогали военным строить дорогу Кафур последним бросал работу.

Верстая текст плаката, на котором был нарисован горящий самолет Николая Гастелло, направленный летчиком на скопление немецких бензоцистерн и танков, Кафур думал: «Мало своими руками набирать лозунги «Отомстим!», «Будь героем!», нужно своими руками уничтожать врага».

Он снова и снова шел в военкомат, пытался пробиться к самому комиссару и каждый раз оказывался лицом к лицу с хмурым майором. Тот узнавал Кафура, отказывал в его просьбе и часто хватался за трубку трезвонившего телефона.

А в один из августовских дней майор, увидев Мамедова, неожиданно сказал:

— Приходи на комиссию.

Просматривая медицинское заключение, он спросил:

— Плавать умеешь? И, получив утвердительный ответ, бросил: — Подходящий. В моряки пойдешь.

В районе Туапсе, как и в Севастополе, гитлеровцы сталкивались с ненавистной им морской пехотой. Оборону важнейшего из участков держал отдельный батальон Черноморского флота. В состав его входили закаленные бойцы — участники севастопольской обороны. И среди них — краснофлотец Кафур Мамедов.

Около Туапсе проходил нефтепровод, который обрывался у моря. Прежде по нему качали грозненскую нефть. Редкие танкеры еще жались к причалам порта.

— Мы прикрываем и дорогу к кавказской нефти! — напомнил морякам командир.

— Не видать им ее как своих ушей, — вырвалось тогда у Кафура.

— А ведь краснофлотец Кафур рассуждает верно, — одобрил лейтенант.

Именно на нем, Кафуре, остановил свой выбор командир роты лейтенант Зиновий Синицкий, когда понадобилось назначить связного. В этом худощавом невысоком пареньке, которому еще не было и двадцати, он видел не просто отважного воина, человека, готового к самопожертвованию во имя общего дела. Такими качествами обладал едва ли не каждый из моряков отдельного батальона, который поклялся умереть, но не отойти ни на шаг назад. Находчивость, ловкость, умение мгновенно принять самостоятельное решение, трезвость в оценке событий — вот что выделяло Мамедова среди многих других. В руки этого воина можно было вверить и тайны, от которых зависела судьба роты, батальона. С тех пор как Кафур стал связным, под ним убили третью лошадь.

посыльный с донесением

Лейтенант Зиновий Синицкий лишний раз убедился в том, что Кафур как бы рожден быть связным, дозорным, когда узнал о случившемся близ разъезда. Выдержки у этого парня хватало на троих. Пробираясь в кустарниках, Кафур наткнулся на двух немецких солдат, увлеченных сбором ежевики. Соблазн уничтожить их был слишком велик. И многие на месте Мамедова воспользовались бы выгодным моментом. А Кафур, сдержав себя, незаметно прошел мимо солдат. Он понимал, что нельзя рисковать пакетом, полученным в штабе. Поблизости от этих немцев, возможно, окажутся другие, он привлечет к себе внимание.

Быстрее обычного добрался в этот день Кафур до расположения роты. Краснофлотец спешил доложить лейтенанту о немцах, появившихся у разъезда. Посланные командиром бойцы без шума захватили обоих гитлеровцев. Краснофлотцев привел Кафур: пакет был доставлен по назначению, и теперь он мог рисковать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *