Мелитополь — ключ к Крыму

уличные бои в мелитополе
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

На нить памяти нанизывались четки событий трудных военных лет. Освобожден Северный Кавказ, взят Ростов, взят Таганрог. Враг откатился назад.

Но он сопротивлялся, останавливался, зарывался в землю и бешено отбивался под Мелитополем. Много крови пролилось на реке Молочной, у высоты Вороньей.

Высота выгодно поднималась над широкой равниной. Кто ею завладеет, тот хозяин положения на этом участке фронта. А участок очень важен. Гитлеровцы во что бы то ни стало решили вернуть Мелитополь — ключ к Крыму. Высота несколько раз переходила из рук в руки. И вот, когда перевес оказался на стороне гитлеровцев, на штурм высоты была брошена 416-я Таганрогская дивизия. Самым тяжелым участком оказался северо-восточный скат, где заняли позиции дагестанцы.

К этому времени Кара Караев получил новое назначение, и эскадроном командовал Абдулазизов — смелый табасаранец, по-горски гордый за доверие. Его вызвал к себе генерал Сызранов:

— Бои будут трудные. Надо выстоять любой ценой.

— Не сомневайтесь, товарищ генерал. Выстоим.

— Верю. Как это в вашей пословице говорится: «Шелк крепок в узле, джигит — в слове». Так ведь?

— Так точно.

На прощание генерал спросил:

— А как ваш седой знаменосец, жив, здоров?

— Здоров. Всегда старается быть впереди.

— Так и положено знаменосцу. Привет ему.

— Передам. Обрадуется.

Немцы накапливались, подтягивали технику, спешно сооружали укрепления. И вдруг неожиданно бросились на позиции дагестанцев. Не успели саперы под командованием даргинца Магомед-Расула Тавкаева установить мины, не успели спешенные кавалеристы окопаться, как по ним ударила немецкая артиллерия, двинулись танки и самоходки. Это могло бы вызвать панику, но горцы словно вросли в землю. Расчеты противотанковых орудий и ружей остановили, а потом повернули назад немецких танкистов, а пулеметчики и автоматчики — пехоту. Однако не прошло и получаса, как противник возобновил атаку. И опять выстояли.

Некогда было передохнуть, вытереть пот с лица, свернуть цигарку. Отбив атаку, наши бойцы принимались углублять окопы, приводить в порядок оружие. А интервалы между атаками становились все короче и короче. Восемь раз бросались немцы на дагестанцев и восемь раз откатывались назад. А в девятый раз инициативу взяли бойцы Абдулазизова.

в атаку вов

— За мной, товарищи! — крикнул командир эскадрона и побежал в гору. Усталые, темные от дыма и пыли, крича на разных языках, подбадривая друг друга и проклиная врага, горцы уже добежали до половины ската, когда им навстречу хлынул поток пуль. Воины залегли.

Недалеко друг от друга лежали лакец Гази Омаров и даргинец Магомед-Расул Тавкаев.

Оставаться неподвижно на открытой местности нельзя: каждый был хорошо различимой мишенью. Что же делать? Переползать? Но на это понадобится много времени.

Нужен рывок. Стремительный рывок!

Это понимал Абдулазизов. Это понимал Гази Омаров. Они переглянулись, и стало ясно: знамя! Оно поднимет людей!

Гази повернулся и не пополз, а покатился под гору. Быстро примчался обратно. Развернул знамя и, взмахнув им, хрипло прокричал:

— Вперед! Джигиты мы!

— Вперед! — прогремел Абдулазизов.

Знаменосцу казалось, что именно сейчас, именно здесь решается самая важнейшая задача войны. И от него, Гази, зависит успех операции. Ведь не кому-нибудь, а ему, Гази, доверено знамя дагестанского народа, которое должны донести до Берлина. Он не уронит его! «Лишь бы не упасть» — это единственное, чего хотел Гази.

Сжимая левой рукой древко знамени, правой Гази сжимал кинжал.

И не один немец упал под ноги старика из Сумбатля. «Эх, правильно!» — вскрикивал Гази удовлетворенно. Пригодился кинжал, который разглядывал генерал в Большой Ивановке. Его товарищи справа и слева кололи кинжалами и расстреливали из автоматов ошалевших немцев.

Падали и дагестанцы. Упал, обливаясь кровью, Хайбулла Магомедов. Упал Гаджи Омаров — даргинец из Акуши. Ранен Магомед Алиев — кумык из Аксая. Опустился на колени, прижимая рану, эскадронный повар Сулуев. Но рубеж взят!

После боя Гази расстелил на траве знамя. Оно пахло гарью и было в трех местах пробито осколками.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *