Мертвого на «чужой» земле не оставляют

взятие языка вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Ночная темень. Она сейчас надежно прикрыла разведчиков здесь, на стыке вражеской обороны. По этой дороге враг подвозит боеприпасы, тexникy, пополнение поредевшим частям.

Пересекли линию фронта. Через полтора часа отряд у цели. Совсем рядом железнодорожное полотно. Чуть подальше, где едва пробивается слабый огонeк, караульное помещение, за ним мост. Тяжело пыхтя, без огней, прошел состав. Замолк перестук колес.

Владимир Рубчелков и его друг бурят Пурбуев должны незаметно пересечь полотно и проползти еще метров двести. Когда из казармы немцы бросятся на помощь охране моста, открыть огонь. Залегли в снегу. Впереди чернеет казарма. Там тихо, тишина и сзади, у моста. Взлетела ракета. Загрохотали выстрелы, загремело «ура!» Темные тени метнулись у казармы, все ближе, ближе.

— Стреляй! — шепчет Владимир и нажимает спусковой крючок.

Впереди вспышки, немцы залегли, огрызаются огнем.

Бой грохочет у моста: стучат немецкие пулеметы, им отвечают автоматные очереди, взрывы гранат. В этой неразберихе выстрелов Владимир улавливает, что главного взрыва пока нет, взрыва, который бы покончил с мостом.

Наконец, сзади так грохнуло, что вздрогнула земля.

— Мост полетел! Отходим, Пурбуев! —кричит Рубченков.

взятие языка вов

По-пластунски, отстреливаясь, они ползут к железной дороге. Недалеко выстрелы. Потом, пригнувшись, прямо на них кто-то бежит. Остановился. Выругался по-немецки. Лязгает металлом.

«Перезаряжает».- Рубчелков привстал и в два прыжка оказался рядом с фрицем. Изловчился и прикладом ударил по голове. Верзила охнул и осел на землю. Владимир вырвал у него из рук автомат.

— Ах ты, стерва! А ну, ползи! — Владимир толкнул гитлеровца прикладом в спину. Замычав, верзила пополз. Появился Пурбуев.

— Попался, гад! На таком и ехать можно…

Рубчелков и Пурбуев догнали своих в балке. Привели с собой и захваченного «языка». Еще до рассвета отряд вернулся в расположение своей части.

Во многих операциях вместе с Рубченковым участвовал Пурбуев. Имя у него было какое-то чудное и длинное, не выговоришь. Звал его Владимир просто Пурбуй. Тот не обижался. Любил друга преданно и верно. Привязался к Владимиру с первых дней знакомства, с января сорок второго, когда формировалась часть.

Погиб Пурбуев нелепо, так же как и еще 17 разведчиков с ним.

Часть наступала. Короткая передышка в небольшой деревушке. Разведчики расположились в сарае на окраине.

… Снаряд пробил соломенную крышу и разорвался в сарае. Погибли сразу все 18, с кем он не раз ходил в разведку. Ходил и возвращался.

Прибавила ему, 20-летнему, седины смерть боевых товарищей. Всякое бывало на войне. Однажды ночью в разведке завязалась перестрелка. Уже начало светать, надо было отходить. А одного разведчика нет. Убит? Если даже убит, мертвого на «чужой» земле не оставляют. Таков закон разведчиков.

Как ни искали — тело не нашли. Вернулись без погибшего. А на следующую ночь опять поползли искать убитого. Все обшарили — нет. «Не мог же он сквозь землю провалиться? А может, немцы схватили?» И вдруг из воронки от снаряда — слабый стон. Разведчик заполз туда, раненный в обе ноги. Целый день лежал под самым носом у немцев, и те его не обнаружили … На плащ-палатке притащили к своим и в медсанбат. Выжил.

А совсем недавно такое было. Брали неприметную деревушку на той же Калининской земле. Немцы обстреливали из артиллерии автоматчиков, что захватили несколько домов на окраине. Он и его товарищ Славка залегли у плетня за поленницей дров. «Неуютно, беззащитно здесь» ,- подумал Владимир. Интуиция, опыт подсказывали ему: надо уползти отсюда, вон туда — в ту канавку за яблонями. И быстрей.

— Давай, Славка, в канаву, там надежней! — кричит он. А тот:

— Зачем? И тут неплохо…

— Чую, грохнет сюда …

— Чепуха. Лежи…

— Ползем, да поживей!

— Куда шарахнет, не узнаешь…

Пробежав несколько метров, он пополз. Помедлив с минуту, следом за ним и Славка. Прижимаясь к земле, добрались до неглубокой — спины не видно — канавки. Залегли.

— Что-то не летит твой снаряд…- Но едва успел это выговорить Славка, как там, где они только что были, вспыхнуло пламя. Комья земли и поленья поднялись в воздух …

Больше двух лет пробыл в разведке Владимир Рубченков.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *