Мы оставляем свои позиции и уходим в гавань

Мы уходим в гавань
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В конце августа 1945-го наша разведка сообщила, что враг подтягивает силы. Не было никакого сомнения, что утром гитлеровцы пойдут в наступление при поддержке танков и артиллерии. Мы всеми силами старались помешать врагу сосредоточиться. Исключительно энергично действовал расчет сержанта Машурикова. По скоплению войск и техники противника он выпустил свыше 300 мин каждая весом 16 килограммов. Активно помогал нам бронепоезд «Балтиец». По-прежнему продолжала бить по врагу наша береговая артиллерия.

Ночь была беспокойная и тревожная. Ведь мы стоим лицом к лицу с врагом. И теперь нам было не до сна. Командованием был отдан приказ: «Стоять насмерть!»

Около двух часов ночи я прибыл на командный пункт батальона и доложил комиссару, что личный состав рот, в которых я побывал, задачу знает хорошо, настроение боевое и противника в город не пустят.

Комиссар, не дослушав мой доклад, сообщил мне неожиданную новость: мы оставляем свои позиции и уходим в Беккеровскую гавань, где нас ждут корабли. Время не ждет. Я получил новое задание: мне предстояло тут же отправиться в подразделения, откуда я только что вернулся, чтобы передать новый приказ и помочь командирам и политрукам обеспечить его выполнение.

Командиры и политруки рот уже знали приказ командира батальона, но все равно упрекали меня в том, что только несколько часов назад я убеждал: их в том, что теперь опровергаю.

Во время усиленной работы по подготовке к оставлению позиций в батальоне пронесся слух, что якобы мы уходим только за тем, чтобы погрузиться на корабли, высадиться в тылу врага и ударить по нему с тыла.
Эта версия всем очень понравилась, и никто в этом не сомневался. Одна мысль об этом помогла нам быстро сосредоточиться в назначенном месте, чтобы начать двигаться в гавань.

Мы уже знали, что несколько дней назад в районе Виртсу высадился наш морской десант, он героически дрался с врагом, рвавшимся к Таллину. До нас дошли слухи, что десант выполнил задание, но его личный состав почти полностью погиб в боях с превосходящими силами противника. Только нескольким морякам удалось вернуться к своим.

Подготовка к оставлению позиций проходила скрытно и организованно. Взвод прикрытия получил задание отойти с рубежа обороны через 30 минут после ухода основных сил батальона. На шоссе были поставлены дополнительные противотанковые мины. Все имущество, которое не разрешалось брать, мы подожгли.
Мы выпустили по врагу все 120-миллиметровые мины и взорвали миномет. Приказано было взять с собой только 82-миллиметровые минометы.

Когда мы вышли на шоссе, сердца наши сжались до боли: наш общий любимец бронепоезд «Балтиец», еще несколько часов назад сражавшийся вместе с нами, горел ярким, пламенем. Команда взорвала его ни перекрестке железной дороги и Пярнуского шоссе. Объятый пламенем, содрогающийся от взрывов оставшихся снарядов, он продолжал служить ним — немецкие танки не могли сразу же ворваться и город. Команда бронепоезда ушла в направлении своей базы — станции Таллин-Вяйке. Что с ними было дальше, никто из нас, к сожалению, не знает.

Около четырех часов, то есть уже 29 августа, батальон походными колоннами направился в Беккеровскую гавань. Морские артиллеристы продолжили вести огонь по врагу, но залпы становились все реже.

Вот мы проходим мимо штаба КБФ. Знакомые улицы, по которым мы гуляли в мирное время, пустынны. В городе тихо и спокойно, до боли в ушах отдавалось гулкое эхо наших шагов. В окнах домов отсвечивалось зарево пожаров. Но надо отметить, что в ту ночь не раздалось ни одного предательского выстрела из-за угла.
За каждым окном стояли жители города. В ту ночь они тоже не спали, с тревогой ожидая, как через несколько часов в город войдет враг со своим «новым порядком», который принесет большинству одни страдания и горе.
Вот мы проходим мимо казарм, в которых прожили с января по август. Место это в Таллине знакомо каждому моряку — это флотский полуэкипаж. В больших окнах ни огонька. Только багровые отблески пожаров. Ярко горят фабрика «Балтийская мануфактура» и судоремонтный завод. Светло, как днем, но это зловещий свет. Брошенная техника — машины, повозки — отбрасывает на землю фантастические тени.

Мы уходим в гавань

Двигаться по дороге все труднее и труднее. Повозки с минометами и станковыми пулеметами еле-еле пробираются между брошенными машинами и вооружением.

Когда мы проходили мимо «Балтийской мануфактуры», метрах в трехстах от дороги с оглушительным треском стали рваться вражеские снаряды. От фабрики дорога идет под уклон, здесь пройти можно только по два, а то и по одному. Минометы и станковые пулеметы бойцы несут на себе. Лошадей пришлось пристрелить, а повозки бросить. Так же поступил командир взвода прикрытия, который нагнал нас уже в гавани. Еще на подходе к гавани мы увидели толпы людей: моряки, пехотинцы, артиллеристы, пограничники. Мы направились туда, где нас должны ждать корабли. В гавани нас встретил гомон многотысячной массы людей, куда-то беспорядочно передвигающихся. Вместе с нами отступали все защитники города.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “Мы оставляем свои позиции и уходим в гавань
  1. Автору: «В конце августа 1945-го наша разведка сообщила, что враг подтягивает силы.» — это первое предложение статьи, ничего не смущает???

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *