На амбразуру грудью

На амбразуру грудью
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Обстановка на Ораниенбаумском пятачке к концу августа 1942 года усложнилась. Противник все чаще и чаще проводил разведывательные операции, укрепляя и без того сильную оборону. Нужно было узнать, выяснить, что он затевает.

Разведчики лейтенанта Н. Старикова получили приказ переправиться через небольшую речушку и захватить «языка». Мне было приказано поддерживать их действия огнем своей батареи. Чтобы не обнаружить своих огневых позиций, решил стрелять с запасных. Артиллеристы по сделанному через болото настилу перекатили 76-мм пушки, поднесли на себе снаряды, оборудовали укрытия для орудий и расчетов.

Уже начало темнеть, когда разведчики вышли к реке. Блеснула она змейкой сквозь кустарник. Я вместе с радистом был рядом с Н. Стариковым, командиром разведки, в готовности в любую минуту открыть огонь. Река неширокая, мелкая, тихо шумит, малыми волнами бьет о берега. Фашисты молчат. Видимо, спокойно себя чувствуют за колючей проволокой и минным полем.

Наши бойцы осторожно готовятся к переправе. Кто плот заранее сделанный тянет, кто плащ-палатку, набитую сеном подкатит, а кто бревно. Наконец, слышу команду: «Вперед!»

Суханов с автоматом прилег на плоту и отчалил первым. Фашисты, словно почуяв неладное, начали пускать ракеты, стрелять трассирующими пулями. На нашем берегу — тишина. Только чуть слышно плещет вода. Когда разведчики уже подплывали к чужому берегу, гитлеровцы заметили их, ударили из пулеметов, но некоторые солдаты уже были на берегу, другие прыгали с плотов прямо в воду, и на берег.

Фашисты усилили прицельный огонь. Вступила в дело их артиллерия и минометы. Залегли наши бойцы, головы поднять нельзя. Прямым попаданием мины убило командира разведгруппы лейтенанта Старикова. Осколок ударил Суханова в кисть левой руки. Боец сам развернул пакет, перевязал рану.

Надо подниматься в атаку, но гитлеровцы обстреливают таким плотным огнем, что трудно оторваться от земли. Мне знакомо такое состояние. И я в этот момент тоже испытывал волнение за жизнь разведчиков, мучительно думая, — чем и как помочь? Вдруг вижу, вскочил рядовой Суханов и громко крикнул: «Слушай мою команду! Вперед! Бей гадов!» — и первым бросился к вражеской траншее. В яростном порыве горстки храбрецов рванулась вперед за ним.

В это время из одного дзота, затем из другого застучали вражеские пулеметы. Батареей открываю огонь по ним. Вскоре оба дзота замолчали. Разведчики двинулись вглубь вражеской обороны.

На амбразуру грудью

Справа снова зло заработала фашистская огневая точка.  Но нам ее не видно. Скрылись из виду и наши разведчики.

Позже мы узнали, что в это время они залегли. Суханов, укрываясь в траве, был ближе всех к вражескому дзоту. Он донимал, какая опасность грозит его товарищам. Перезарядив автомат, разведчик, маскируясь в траве, пополз в обход и сумел приблизиться к амбразуре. Ударил по ней длинной очередью из автомата. Пулемет оборвал свою тройку.

Поднялись наши бойцы. Каждый хотел крикнуть что-то доброе Суханову, да некогда.

Прорвались разведчики ко второй траншее, забросали ее гранатами. Суханов очередью из автомата свалил фашистского офицера. Как рассказали мне очевидцы, в этот момент пуля вражеского снайпера еще раз задела Суханова, кажется в плечо. Из-за кустов заработал другой пулемет.

Солдаты повалились в траву, в воронки, кто куда. Огонь фашистов снова прижал их к земле. Сильнее стала бить артиллерия противника. Нужен был еще один бросок. Суханов стал пробираться поближе к пулеметной точке. Поначалу отважный разведчик намеревался обойти ее справа. Но кругом были мины. Пришлось ползти прямо, почти в лоб. До цели оставалось метров двадцать. Можно браться за гранаты. Снял каску — в ней лежали детонаторы. Один вставил в ручную гранату, второй в противотанковую. Выбрав мгновение, когда пулемет замолк, приподнялся, что было силы бросил ручную гранату и сразу припал к земле. Но, видимо, перестарался — перелетела она через дзот, не попала в амбразуру.

Из амбразуры вновь полыхнул огонь. Пулеметная очередь на этот раз прошила смельчаку правую руку. Жгучая боль пронзила все тело, но, сжав зубы, он двинулся вперед, понимая, что теряет много крови, что силы на исходе. Взгляд солдата был по-прежнему прикован к амбразуре. Она жила. Суханов заметил, как ствол пулемета повернул влево и снова застрочил. О Суханове гитлеровцы уже, видимо, не думали, считая, что с ним покончено. Он теперь не сомневался, что бой захлебнулся и нужно спасать ребят. Прижавшись к сырой земле, еще ближе подполз к дзоту, решив ударить наверняка.

Суханов уже так приблизился к пулеметной точке, что оказался в непростреливаемой зоне. Фашисты не видели его. Над головой Суханова свистели пули. Он оперся на локоть раненой руки и не бросил, а сунул в щель амбразуры гранату, и тело его всей своей тяжестью навалилось на дзот, закрыв амбразуру.

Так погиб 27 августа 1942 года, защищая Ленинград на Ораниенбаумском плацдарме, девятнадцатилетний воин-разведчик Иван Кузьмич Суханов. Друзья по оружию вместе с подоспевшим подкреплением прорвались вперед и уничтожили несколько десятков фашистов, захватили «языка».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *